Хорошо и плохо

Два случайных примера адаптации оформления книжных обложек. В одном случае дизайнер подошел к работе серьезно: использовал тот же шрифт Futura, что и Дженни Григг в оригинальном дизайне, сохранил сетку. В результате получилась сравнительно достойная обложка.

Good work

В другом случае работа была выполнена халтурно, будто в простом текстовом редакторе: грузное, набранное прописными буквами без разрядки название, бездумный выбор гарнитуры, неверное оформление цитаты. Даже если семейство шрифтов Neutraface не поддерживает кириллицу, та же гротескная Futura могла бы подойти и тут.

Bad work

Обложки

Столько волнительного в жизни происходит, что только за сердце держись. Дабы отвлечься от тревожной суеты, сегодня я утешусь болтовнёй про обложки.

Я давно не писал про журналы, хотя за последние месяцы у меня их набралось огромное количество. По-прежнему с удовольствием изучаю издания середины прошлого века: преимущественно весёлые джентельменские журнальчики, ну и попутно всякую неприлично-жёлтую похабень с пронзительными заголовками вроде «Жертва амнезии три месяца была лесбинякой» или «У него было 4 молоденькие жены, но он не смог спать ни с одной из них». Где-то до 70-х даже такая белиберда недурно версталась.

А помните, я писал про негритянский «Плейбой», журнал «Duke»? Так вот, нашёл и его. Ждал, что там будет головокружительный блэксплотейшн, а оказалось, вполне тихая пародия. Девица в номере, конечно, милая скромная негритяночка, вся завернутая в полотенце, и главная персона журнала — Сэмми Дэвис, но в остальном это чистейшая плейбощина с рассказами и иллюстрациями. Даже вступительные страницы с редакторской колонкой и содержанием слизаны начисто.

Пара интересных ссылок, которыми я до сих пор почему-то не поделился:

www.coverjunkie.com — крутая коллекция лучших современных журнальных обложек. Настоящая эстетическая терапия: последствия влияния ощутите в кратчайшие сроки.

www.coverbrowser.com — огромнейшая подборка обложек книг, журналов и комиксов. Правда, навигация там несколько неуклюжая.

Ну и на сладкое первоклассный винтаж! винтаж!

Help
Dude magazine
Escapade
California girl
Mayfair

Дсрхес

Количество книг, что я до сих пор не прочитал, стремительно увеличивается с каждым мгновением и всё сильнее давит на уязвлённую недоначитанность. Приходится пренебрегать всеми церемониями и безраздумно валить добычу сразу полными собраниями сочинений. Вздумал я намедни оседлать старину Борхеса. Надо сказать, случается, что в мой последовательный, академически выверенный и аккуратно выстроенный список ad legendum, составленный кучу лет тому назад и за это время вконец дискредитировавший себя невозможностью его прочтения нормальным одноголовым человеком, некоторые яркие книжные находки влезают без очереди и сразу бросаются в руки. Борхес оказался именно таким пронырой. На русском языке я нашёл одно свежее собрание сочинений в четырёх томах. Всё бы хорошо, но издательство «Амфора» решило, что к обложке непременно должен приложить руку особо невежественный умелец. И такой, видимо, скоро нашёлся, покорив всех смелой идеей набрать фамилию Борхеса похожими греческими буквами — «дсрхес»!

Дсрхес

Я даже забыл (но сначала, конечно, припомнил) вопиющий кретинизм Билли Айдола, позволившего себе когда-то в начале 90-х выпустить альбом с белибердой из греческих букв на обложке, набрав название по-английски, но в греческой раскладке (чисто зоологически это даже понятно). Но то Айдол, а тут Борхес. Невероятнейшая бестолковость. Сначала я люто негодовал и возмущался, потом совершенно обессилел от тяжких переживаний и разочарований. В итоге оказалось, что и собрание это не совсем полное. Так что брать его вовсе не нужно. Но, я всё думаю, ведь кто-то наверняка купит, и будет у кого-то на книжной полке красоваться такая вот ерунда. Позорище!

Playbei

Playbei

Баловства ради. Цель: представить, как бы выглядел журнал «Playboy», если бы он выходил в Древнем Риме. Это издание должно открыть всем римлянам мир чувственных наслаждений и изысканных развлечений, но при этом сохранить свой высокий, интеллектуальный облик. Внутри: размышления философов, любовные поэмы и самые свежие фрески. С мартовских календ — на всех прилавках Форума!

Эрих Райнер Рильке

Rilke

Видимо, хотели Ремарка в печать запустить, а в последний момент передумали, но было уже поздно.

The Young Physique

Make my mink (1960)

Что за журнальчики читали герои замечательного фильма «Make my mink»?

«Woman’s own» — обыкновенный радостный бабский журнал с рецептами пирожков, советами для выведения прыщей и секретами обольщения неразбочивых джентльменов. В то время как «The Young Physique», как видите, подходит для более практичных дам.

Я всё время восхищаюсь «Плейбоем», но признаюсь, что было бы несправедливо не рассказать про журналы с накаченными голыми мальчиками, робко прячущимися за фикусами, шляпами и прочим реквизитом. Beefcake-издания с Адонисами, Марсами и прочими полубогами в модных плавках были не менее распространены и популярны, чем так называемые журналы для мужчин. И, к слову, не только у домохозяек, потерпевших неудачу в советах от «Woman’s own». Помните, гомосексуализм не спал, он просто прикрыл глазки.

Beefcake, или пара слов о пирожках с говядиной.
Термин бифкейк появился в конце 1940-х гг. в ответ на чизкейки — так называли девушек-моделей, предстающих на фотографиях в соблазнительных позах. Однако широкое распространение снимки обнажённых атлетов получили ещё в 1920-е гг., а своё начало этот стиль фотографии берёт в эпоху немого кино и первых секс-симоволов экрана.

The Young Physique

Появившийся в 1958 году «The Young Physique» считался одним из самых популярных журналов подобного рода. Правда, сравнение его с «Плейбоем» было бы совсем неуместно — это настолько несопоставимые величины, что все замечания об аналогиях нелепы и даже оскорбительны. «The Young Physique» не обладал ни присущим творению Хефнера интеллектом, ни роскошью, ни красотой: напрягающиеся ребята в набедренных повязках позировали почти на каждой странице, а нехитрая реклама преимущественно протеиновых добавок, тренажёров и наборов гантель подсказывала, что основной аудиторией являлись отнюдь не домохозяйки.

По причине сравнительной маргинальности тематики журнал не отличался богатством оформления и, как я уже написал, разнообразием рекламы — то есть двигателем развития издания. Что касается обложек, то на некоторых была видна неплохая задумка, но вся идея проваливалась из-за выражений лиц перепуганных мальчиков. Их неестественно напряжённые позы смотрятся странно после приятных улыбчивых девиц. Хотя возможно, я несколько пристрастен потому, что девицы мне вообще предпочтительнее.

The Young Physique

Бонус
Для более подробного изучения жанра на сайте Vintage muscle mags собрана большая коллекция обложек бифкейк-журналов. Подборка «The Young Physique» за десять лет его издания там тоже имеется. Кроме того, страждующие оценят прилагающийся список моделей.

The Young Physique

Into the Night (1985)

События фильма «Into the Night» (1985) разворачиваются в течение двух-трёх ночей. Но на съёмки, проходившие годом раньше, ушло куда больше времени. Например, в первую ночь не чуждый роскоши иранский ассасин, гоняющийся за героями, листает журнал в машине.

Into the Night (1985)

Все прекрасно видят, что это апрельский выпуск «GQ» за 1984 год с Джереми Айронсом на обложке.

GQ April 1984

А когда следующей ночью бедолага за свою неумеренную жестокость поплатился жизнью, то на журнальном прилавке уже наступило лето.

Into the Night (1985)

Из всего богатства периодики здесь выделяются июньский «Vogue» с Изабеллой Росселлини и июльский «Playboy» с Бо Дерек.

Vogue & Playboy

Вот так всё выдают детали. Позднее я ещё немного расскажу о своих занудных кинонаблюдениях.

Дизайн в кино

Nuns' life

При просмотре фильмов я постоянно обращаю внимание на обложки журналов, вылетающие прямо на зрителя сенсационные газетные полосы, разные объявления, билетики, логотипы и символику вымышленных компаний, упаковки продуктов, случайную рекламу и прочие сокровища оформления и графического дизайна. Как только увижу что-то подобное в кадре, то могу встрепенуться, будто на экране раскрывается зловещая тайна или показана самая трогательная сцена трагедии, когда все уже пустили слёзы и вот-вот бросятся обниматься и просить друг у друга прощения. Я могу остановить весь фильм — ради простого клочка газеты или мелькнувшего билета на автобус до какого-нибудь Фресно. И потом буду долго вглядываться в шрифты и бесконечно пробегать глазами вёрстку, наслаждаясь работой типографа и оформителя.

Чем старше фильм, тем больше в нём утерянной красоты, которая когда-то была явлением обыденным и разумеющимся. Например, обыкновенный билет в театр из «Мальтийского сокола» Джона Хьюстона выглядит в наше время, как произведение искусства.

Geary Theatre

И это не говоря о бесчисленной массе прочих вещей, составляющих быт человека: машинах, мебели, домах и постройках, технике, одежде. Постараюсь иногда выкладывать небольшие подборки своих кинонаходок и пробовать по возможности анализировать развитие дизайнерских и эстетических норм.

Confidential

Присказка. Смотрел я несколько лет назад передачу с историком моды Васильевым. Он рассказывал, что вот в советское время худо-бедно было со шмотками и почти все поголовно спасались разными экспериментами со своим гардеробом, перешивая, переделывая и всячески обогащая вещи новыми идеями (в принципе, подобная самодеятельность в те времена относилась не только к одежде). А вот когда появились хорошие и качественные вещи, сшитые на людей, ситуация со стилем и вкусом неожиданно стала совсем серо-удушливой. Большинство принялось носить какое-то уродливое и безобразное барахло (да-да, у меня знакомые иностранцы до сих пор могут русских по страшным джинсам определить).

Мне кажется, с книгами и журналами ситуация схожа. Компьютеры и интернет открыли такие безграничные возможности, что все возомнили себя дизайнерами, оформителями, верстальщиками, несмотря порой на полное отсутствие вкуса и элементарного чувства здорового глаза. Неравнодушный издатель провинциальной газеты или журнала, ну посмотри в бездонных архивах сети образцы старых изданий, обрати внимание, как люди справлялись с текстами, иллюстрациями, какие шрифты они использовали. Ты можешь использовать опыт человечества. Это нормально. Спаси хотя бы читателей своего городка. Пусть их глаз будет тренироваться и становиться требовательнее к визуальной информации. Заодно зайди в настройки шрифтов своего компьютера и удали Comic Sans.

Сказка. Вот сейчас займёмся самым гадким — пораспускаем сплетни. Паршивенькое словечко. Оно у меня ассоциируется с какими-то деревенскими зазаборными пересудами глупых селянок. Даже слушать стыдно. То ли дело «госсип» — строгое солидное слово. Это не иначе как дворецкий что-то нашёптывает на ухо. Конечно, там тоже не совсем благородные вещи звучат, да и перед дворецким не всегда удобно показывать заинтересованность в такого рода историях. Приятнее узнавать неприличные вещи тайком. Из журналов, например.

Моя любовь к изданиям 40-50-х гг. не знает границ. Да и вообще к этому периоду как последнему сочному, богатому и максимально профессиональному. Борьба с излишествами — это не только хитрая выдумка советской нищеты, но и общемировая тенденция эстетического оскудения во второй половине прошлого века.

В 50-е гг. в Америке самые вкусные сплетни горели стыдливым румянцем на обложках журнала «Confidential», предтечи всех таблоидов современности. Хамфри Богарт описывал его популярность так: «Журнал есть у каждого, но все говорят, что его приносит повар».

Confidential

«Confidential» оказался самой успешной и популярной идеей Роберта Харрисона, известного издателя, выпускавшего множество иных журналов. Но именно скандалы, слухи, сенсации разлетались огромными тиражами. Обложки под такие истории нужны яркие, броские, с захватывающими и интригующими заголовками, с известными лицами — это срочная молния с самыми важными секретами. Схема понятна и проста.

На страницах нас, конечно же, ждут обещанные разоблачения, фото с мест и горящие заголовки. Весь журнал словно пропитан тревогой и напряжением. И вот вроде бульварщина, а свёрстано на загляденье.

Confidential

«В этом выпуске „Confidential“ откроет вам глаза и заставит их вылезти из орбит», — пугала редакторская колонка первого номера. Признаюсь, никогда с таким увлечением не читал скандальчики и слухи. Какие сплетни сейчас: кто-то родил, кто-то растолстел, у кого-то грудь увидели, кого-то вырвало. Тут же сенсации на ходу. И заголовки — как приговор!

Confidential

Каждая история — это маленькая трагедия или сюжет для нуара. Марк Мэтьюс бросается к телефону, а мисс Уинифред Филдинг пребывает в замешательстве — это же вообще роман. И забыть такую пижаму уже невозможно.

Со временем резкий красный цвет был дополнен синим не только на обложках, но и на страницах журнала. Это лишило, на мой взгляд, композицию напряжения и резкости. Подобная буйная цветастость придала лишь смешливости и нелепости. У меня не было сканов номеров следующих лет, однако я посмотрел, что толкают бережливые пользователи на eBay: та же трёхцветная схема закрепилась на годы. Правда, пройдя через ряд судебных тяжб, журнал в конце 50-х присмирел и затих. Тот самый Харрисон продал «Confidential» в 1958, и вся шумиха вокруг него сошла на нет.

Duke

Журнал «Duke» стал ещё одной попыткой пойти по пути невероятно успешного Плэйбоя. Во второй половине 1950-х, буквально за несколько лет расплодилось огромное количество изданий для мужчин. На что же мог претендовать «Duke»? — На негритянское население.

«Duke» — первый мужской журнал для негров.

Duke magazine

Ничего толком разузнать про Плэйбой для негров не удалось. Издавался он в Чикаго. Некоторое отношение к нему имел Дюк Эллингтон, в честь которого журнал и был назван. Музыкант выступил своебразным образцом для чернокожего денди.

Duke magazine

Мне удалось найти лишь пару обложек 1957 г. Как видно, они достаточно просты и подозрительно шаблонны. Вполне вероятно, это был единственный год жизни издания. В 60-е и 70-е гг. встречается журнал с таким названием, но уже совсем иной. Вообще я совершенно не понимаю настойчивого расового самоопределения. Мне странно и отчасти неловко слышать о изданиях или даже специальных светских церемониях и премиях для негров, а такие существуют в настоящее время.

The Day Khrushchev Panicked

Всё-таки потрясающие книги строчили авторы pulp fiction. Меня там уже даже не обложки привлекают, а сами произведения и особенно их названия. Недавно наткнулся на очередное бесподобное творение.

The Day Khrushchev Panicked

Каково? Идите поскучайте у ближайшего убогого книжного лотка. А на амазоне этот триллер продают от двух долларов. Может, всё-таки взять почитать?

Обложки

Несколько простых блогов и сайтов с европейскими обложками.

French book covers — здесь собрана в основном французская бульварщина разных лет: тот же pulp 30-50-х гг. и немножко винтажной порнографии. Всё весьма прямолинейно и вульгарно. Некоторые обложки являются простой копией американских. Оригинальные французские намного интереснее и эстетически приятнее. Минус, что всё очень мелко.

Обложки

Spanish book covers — а это испанские книжечки и журналы того же жанра: криминальные романы, фантастика, ужастики. Использование работ американских иллюстраторов здесь тоже наблюдается, но в меньшем объёме, что не отменяет положения о простоте и бедносте, которыми европейский pulp отличается от пышного и сочного американского чтива. Встречаются, конечно, и занятные самостоятельные работы.

Обложки

Mondo Urania — архив обложек итальянской научной фантастики и своего рода библиотечный каталог с описанием книг, содержанием, выходными данными и прочей информацией. Большая однообразная коллекция может быть интересна с точки зрения картинок, поскольку обложки шаблонны и просты и не сильно изменяются со временем.

Обложки

А теперь немножко посерьёзнее.

Frenesi livros — португальские обложки. Это своего рода букинистический блог, в котором выкладываются сканы обложек и иногда страниц продаваемых книг. Накопилась приличная и интересная коллекция. Зачастую в ней встречаются весьма старинные тома и редкие издания. Обложки преимущественно простые, аккуратные и спокойные, иссушенные и невыдающиеся.

Обложки

«Playboy», 1960-е

Playboy

Playboy в 60-е гг. превратился в солидный и толстый журнал. Невероятная популярность и реклама за несколько лет вырастили из худенького двадцатистраничного идания увесистые тома в полторы-две сотни страниц. При этом интересные статьи, красочные иллюстрации, роскошные репортажи, интервью, а также свежие новеллы от самых известных совеременных писателей никуда не делись. Стиль и лоск не покинул и обложки.

Теперь все уже знают, кто такой настоящий «плэйбой».

Playboy

Изящные и аккуратные обложки журнала всегда отличались стремлением к хорошей и удобной простоте. В 60-е всё чаще иллюстрированные и комбинированные обложки уступают место несложным коллажам и просто сочным снимкам, полным бархатной мягкости шестидесятых.

Playboy
Playboy

«А заяц?» — спросите вы. Заяц никуда не делся. Он по-прежнему не пропускает ни одной обложки, присутствуя сам…

Playboy

…или в форме ушастого силуэта.

Playboy

Очень осязаем переход к наступающим семидесятым. С более очевидным и менее тонким акцентом на цветах и формах, с более резким и прямым посылом. Всё становится ещё проще, ещё массовее. Элегантные, утончённые плэйбои высшего света выходят из дорогих салонов в большой и людный мир, открытый сексуальной революцией.

Playboy

А вообще когда листаешь Playboy 60-х или 70-х гг., то порой складывается ощущение, что перед тобой современный New Yorker. Как сказал один мой приятель: «Я и не думал, что там так много текста!»