8 мая 2015

Матушка гуляла в нашем парке и нашла ключи. Говорит, надо дать объявление. Я вот думаю, куда дать. В фейсбуке живых групп по нашему району нет, листочки у подъезда клеить вообще вандализм, да и читать никто не будет. И сколько тут домов вокруг парка? Как поступить? Для чистоты совести надо что-то сделать. Ключи найдены на Березовой аллее парка 50-летия Октября, у метро Проспект Вернадского. Хотя, наверняка, на следующий день после пропажи человек сделал новые ключи.

Вторую неделю борюсь с аллергией. Хочу ко Дню Победы победить, но шансов мало. Никуда не хожу, пью таблетки, от таблеток сонливость, много сплю. Хотя я в майские не люблю куда-то ходить. Слишком гнетущая атмосфера. Вот сейчас через пару дней война закончится, и можно будет вздохнуть свободнее.

До аллергии я катался на велосипеде в районе Минской улицы и Парка Победы. Вот почему там больше не проводят парады? Парк Победы — это, кто не знает, не столько парк, сколько огромный бетонный пустырь на западе Москвы. Не чета тесненькой Красной площади с узкими примыкающими улочками. Если уж парад неизбежен, то там ему самое место: развернуться есть где, и город не придется терроризировать.

Старик и ленточка

Пару недель назад я увидел в троллейбусе старика, который после долго не выходил у меня из головы. Он был безукоризненно одет по моде 50-х: на нем была темно-зеленая вязаная шапочка, как у Кусто, болотного цвета плащ, коричневатые брюки и ботинки. На коленях он держал коричневый портфель из гладкой блестящей кожи, и в кармашек были вложены две книги. Ботинки были начищены, брюки выглажены. Видно было, что одежде много лет, но она бережно хранилась. Весь его облик говорил о строгой академической чистоте.

Лицо у старика было светлое, бледное, почти прозрачное. На висках проступали голубые сосуды. У него был орлиный нос и острый подбородок. А большие покрасневшие голубые глаза глядели с раздражением и даже со злобой. У нас, конечно, встречается много озлобленных стариков и старух, но их раздражительность, животная и примитивная, выходит наружу при общении, когда случайно побеспокоишь их. Старик же, казалось, был полон ненависти сам по себе, безо всякого постороннего участия.

Он сидел на одиночном кресле у окна сразу возле турникета. Я уперся в толпу, набившуюся в троллейбус, и поэтому стоял возле него. Продолжая изучать его одежду, я заметил, что сбоку к его портфелю привязана черно-оранжевая ленточка. Я вообще теряюсь и не знаю, как реагировать на людей с этими ленточками. В принципе, я гляжу на их носителей с большим опасением. Или по меньшей мере думаю, что с ними что-то не так. Как правило, это вполне очевидный тип людей, которые и безо всяких ленточек угадываются на расстоянии.

Безупречно одетый старик поверг меня в отчаяние этой ленточкой. Я все смотрел и думал, может, он носит ее как символику 9 мая, но в то же время сразу отмечал, что она повязана недавно. Я не знаю, почему я уделил столько внимания этому. То есть я понимаю, что меня заинтересовал этот непростой образ — по всей вероятности, университетский или академический, — вкупе со злобой и этой ленточкой.

К черно-оранжевым ленточкам я относился с подозрением еще в 2005 году, когда их только начинали раздавать у нас в Университете. Во многом из-за того, что их распространяли студенты, связанные с профсоюзами и какими-то студенческими организациями, а все ненаучные активности всегда вызывали у меня как минимум недоумение. Но в немалой степени мое пренебрежение было основано на том, что почти любая символика мне казалась пошлой в качестве аксессуаров.

На следующий год раздача лент повторилась снова. И снова еще через год, и еще… Потом этих ленточек стало как мусора, ими завалили все вокруг. Если раньше их раздавали в руки по одной штучке, то через пару лет пачки лент просто оставляли для желающих на подоконниках. Черно-оранжевый узор стал засорять все визуальное пространство вокруг, демонстрируя неутомимое усердие, с которым наша ущербная власть может довести любую идею до отторжения и полнейшего идиотизма.

Мне всегда была непонятна нездоровая ностальгия по войне, символом которой стала эта ленточка. Тем более меня пугает ее нынешняя ассоциация с гаражным патриотизмом, дикой ксенофобией или иной мимикрией в попытке сойти за своего. (Да что там — ее повязывают на себя всякие бармалеи с автоматами.)

Так я ехал в троллейбусе и смотрел на старика. В голову мне лезли странные мысли, которые я гнал прочь. Я сосредотачивался снова на его одежде, представлял, какая у него, должно быть, вышколенная аккуратность. Но потом он бросал на меня свой яростный взгляд, и мне снова становилось не по себе. Злой старик.

I Мировая война. Фотографии.

Я всегда считал Первую мировую войну наиболее ужасной и трагичной. Во второй, конечно, погибло в несколько раз больше человек, но она в свете событий своего времени не стала откровением. Первая мировая разрушила все представления о существовавшем мире, оставила после себя руины в душах людей, нанесла удар по человеку, показав на что он оказывается способен. Я не настаиваю на своей точке зрения, а сам со временем всё больше в ней укрепляюсь.

На днях обнаружил занимательный голландский сайт с архивом фотографий времён Великой войны. Представлен, правда, лишь Западный фронт военных действий и материалы стран, участвовавших в боях с той стороны, а не с нашей. Однако, всё равно интересно.
Пустота, руины, выжженные земли и леса.



Есть в архиве и коллекции цветных фотокарточек. К примеру, я всегда оживлялся, когда речь заходила о несчастных сенегальцах, воевавших в Европе. Я не мог себе их представить, кутающихся в шинели в окопе. А тут и их нашёл.


Также в коллекции можно обнаружить открытки с прощаниями солдат, картины и рисунки, плакаты и прочие материалы о войне. Людей впечатлительных и слабонервных предупрежу сразу о наличии достаточно страшных снимков, так что будьте аккуратней, исследуя сайт Great War.