Чтоб бумагу не марать

Архангельск–Котлас

Продолжу рассказывать о моих августовских путешествиях. Из Архангельска я взял билет на поезд до Котласа. Котлас давно привлекал мое внимание звонким названием и как место слияния двух больших рек. Этот город находится на границе Архангельской области, а поезд едет до него почти 18 часов. Таковы масштабы этого громадного северного региона: 18 часов по одной области.

От вида поезда на Архангельском вокзале у меня захватило дух. Я никогда не видел таких длинных составов. Начало и конец поезда терялись из виду, и он будто обрамлял широкую длинную платформу. Не все вагоны шли до Котласа, были тут и прицепные до Мурманска. На поездах ездит много пассажиров. Весь поезд был раскуплен. Не все, конечно, влекомы, как я, любовью к поездам. Важнее причина — дешевизна билетов в сравнении с перелетом. Хотя я, если бы никуда не спешил, ездил бы поездами с удовольствием.

Из Котласа хотелось, прежде всего, съездить в Великий Устюг. Соседи по купе порекомендовали в таком случае сойти станцией раньше — в Ядрихе, а Котлас посмотреть уже на обратном пути.

На полустанке дежурили пара таксистов и одна маршрутка — как раз до Устюга. Правда, водитель, не набрав достаточного количества пассажиров, ехать отказался и отвез всех ловить удачу на шоссе. Кто-то смог забраться в проходящий мимо переполненный автобус. Я же добрался до Устюга на попутной машине.

Малые Корелы

Малые Корелы — музейная деревня к югу от Архангельска, посвященная деревянному зодчеству. Частокол, избы, церкви, лестницы, мостки, качели — все тут сделано из дерева. По стране существует несколько подобных музеев. Я, например, знаю еще два: в Суздале и в Кижах. Малые Корелы, пожалуй, самый большой. Три деревни музея разделены лесом и оврагом. Красиво, уютно и малолюдно.



Северодвинск–Ягры

Архангельск расположен в дельте Северной Двины, но все же далеко от моря. Чтобы наконец побывать на Белом море пришлось съездить в Северодвинск, а точнее в его островной район Ягры. Автобусы на Ягры отправляются с площади перед речным вокзалом. Большая часть автобусов в Архангельске — пазики.

Путь занимает около часа. За окном мелькают мостки через множество речушек, верфи да заводы.

В Яграх можно снимать исторические фильмы. Ну про 70-е и 80-е гг. прошлого века. Декорации готовы и смотрятся пронзительно трогательно — от оградок до витрин-юбок магазинов на первых этажах. Весь район был завален ветками и выкорчеванными деревьями. Прошедшая накануне буря потрепала и Ягры.



В конце жилого квартала виднелась манящая пустота. Там, внизу дюн, лежало тихое плоское море.

Архангельск

В поездках по России мне больше нравится сама дорога. То возбуждение и восторг, какое я испытываю приходя на вокзал к отправлению поезда, сильнее и ярче, чем все впечатления от последующего путешествия. Если я только подумаю, сколько поездов отходят каждый день в разнообразных направлениях, у меня кружится голова.

Местным жителям трудно дается сама мысль, что в их края можно поехать просто так, в отпуск. «Ни к родным ли? К друзьям? По работе? А зачем?» — это вопросы, которые задавали этим летом все мои попутчики и новые знакомые. А когда объясняешь в ответ, что это же наша родная страна, красивая и огромная, что ездить по ней сплошная радость душе и глазу, то собеседники смелеют, раскрываются и будто начинают по-новому видеть затершуюся красоту родной местности. Тут же вспоминают, что нужно посмотреть и куда съездить, дают советы, помогают и, кажется, очень счастливы быть частью твоего впечатления.



Архангельск мне всегда представлялся городом бескрайнего северного благородства.

Совсем недавно тут открылся новенький Новотель. Он даже еще не полностью готов. Например, бассейн обещают доделать к следующему году. Однако постояльцев уже заселяют.

Номера здесь просторнее и оригинальнее стандартных новотелевских комнат. Думаю, здесь даже семье не будет тесно. Кажется, что ты заселился в каюту круизного лайнер. Из окна открывается вид на бесконечную Северную Двину и проходящие по ней суда. За закатами только отсюда и наблюдать.


По Двине ходят теплоходы. Они соединяют город с островными кварталами и отдаленными деревнями.

24-летний капитан Василий ведет теплоход «Сапфир» по рукавам Северной Двины. На панели прикреплены два магнитика в пакетиках: один — из Москвы, второй — из Актобе.





На второй день разразилась буря. На реке поднялись сильные волны с барашками, в окна лупил дождь. Лобби отеля залило, а с крыши порывом ветра даже унесло букву.

В Архангельске я один раз съел шаурму на автовокзале и пару раз отобедал в ресторане «Поморский». Ресторан хороший, с интерьерами русских изб и дворов, но его было чертовски сложно найти. Он расположен на третьем этаже торгово-коммерческого здания.

Гуляя по городу, так или иначе тянешься к набережной и манящей реке, лишь изредка уходя во дворы. В конце набережной находится ликеро-водочный завод. Неподалеку от него гордо возвышается заброшенный пивзавод. При хорошей реставрации он мог бы стать архитектурной гордостью Архангельска. Завод построен 150 лет назад, но от его кирпичной кладки глаз не оторвать. Кажется, она еще столько же простоит без помех. Сбоку видно, что обрушены лишь деревянные перекрытия, а сами стены весьма крепко стоят. Местные мальчишки рассказывают, что внутри много что сохранилось. А сторож показывал сарай, в котором кто-то сгорел, и пугал привидениями, блуждающими по фабрике.