Чтоб бумагу не марать

Лиссабон

Португалия радует глаз больше, чем любая другая страна в Европе.

В этот раз я остановился в отеле Double Tree, и я крайне не рекомендую его тем, у кого сложился теплый, уютный образ от номеров этой сети Хилтона. Номера и коридоры лиссабонской гостиницы выполнены в мрачном, черном цвете. В номере чувствуешь себя не как дома, а будто бы в складском помещении, куда для удобства поставили кровать — пожалуй, единственную безупречную составляющую интерьера. Голые бетонные стены, острые углы, пустой безразличный дизайн угнетали меня все пребывание. Неудобная ванная, закрытая почти со всех сторон, встроена так, что в нее надо залезть целиком, чтобы дотянуться до крана. Завтрак в гостинице подавали скромный и заурядный, но я, правда, сходил на него всего один раз. Кафетерий, в котором кормят постояльцев, тесный и маленький, как уличное кафе. Там не больше дюжины столиков при сотне с лишним комнат, и найти место с утра затруднительно.

В следующую поездку меня сюда не заманить никакими бонусами от Хилтона, и я предпочту более экономные, но уютные отели от Accor в чуть отдаленном от центра райончике у зоосада. Accor, конечно, те еще скупердяи и не кормят своих платиновых постояльцев бесплатным завтраком, но тут на это можно закрыть глаза.

Практически все дни стояла дождливая погода, и погулять по городу удалось совсем немного.

Все дни в Лиссабоне я провел в Парке Наций, новом районе вблизи Восточного вокзала, где располагается выставочный центр FIL. Как и два года назад, строительная выставка проходила бок о бок с салоном по гражданской безопасности. В этот раз между павильонами устроили дополнительные наглядные экспозиции с инцидентами. Отдохнуть от выставки можно было в пальмовом сквере с фонтанчиками.

С другой стороны выставки проходит набережная реки Тежу. Вдоль нее проложена канатная дорога. В один день вместо обычного перерыва я прокатился в кабинке до океанариума и заглянул туда поглядеть на акулу.

В центре океанариума расположен большой и глубокий бассейн. От входа до выхода посетитель проходит кругами вокруг этого грандиозного аквариума, спускаясь вниз. В проходах притушен свет, а местами и вовсе царит полный мрак, и лишь темная голубая вода переливается волшебным светом.

Лиссабонский зоосад

В Лиссабоне от моего отеля пешком через лестницу, через пешеходный тоннель, поверх железнодорожной станции, вдоль забора, под эстакаду и через площадь можно было дойти до зоосада.

В саду зелено и тихо, служители очень любезны. Билет стоит 22 €, поэтому посетителей мало и никто не мешает любоваться зверями.


Для приматов возведен каменный храм, жирафам выстроена крепость, а у львов — собственный дворец с каменными львами.


В дальнем конце зоосада разбито аккуратное кладбище домашних животных.

Также в саду устроены тихие беседки, тенистые зоны отдыха с фонтанчиками и пара заброшенных бассейнов, окруженных колоннами, классическими статуями и стенами с азулежу.



Лиссабон

Португалия для меня, пожалуй, одна из самых приятных стран в Европе. Мне всегда приятно прилетать в нее, и особенно радостно после Испании.

Португалия — страна зеленая, живая, спокойная, мягкая и очень солнечная. Я не раз отмечал, что здешние жители вежливые, воспитанные и аккуратные. И тут каким-то образом сохраняется ощущение простоты и свободы 90-х.

Португалия

В этом году Аэрофлот снова стал летать в Португалию. Пока только в Лиссабон. Направление не слишком популярное, особенно осенью, и самолет летит полупустой, поэтому можно пять с лишним часов полежать в хвосте на трех сиденьях и почитать книжку — один из самых удобных и комфортных перелетов за последнее время.

В Лиссабоне я снова, как и в мае 2017 года, останавливался в Новотеле, и теперь он мне казался грязным и потрепанным. Впрочем, все новотели, кроме новенького архангельского, в этом году меня разочаровали. Окна номера выходят на шоссе и акведук, и каждые пять минут в небе пролетает идущий на посадку самолет.

Из Лиссабона я поехал на поезде в Порту. Восточный вокзал выглядит двояко. Его тяжелое серое бетонное брюхо занимает два темных нижних уровня, а на самом верху, где платформы, к небу возносятся легкие ажурные своды. Внутри вокзала пусто, как на заброшенной стройке. Тетки лениво ждут желающих сделать маникюр перед дорогой, стоит пара лотков со сладким фаст-фудом, а в самой середке устроен развал с книгами и пластинками.

Португальские поезда оказались намного лучше испанских и уютнее итальянских. Кресла были необычайно удобны и с большим расстоянием для ног. Любезные проводники разносили прессу и предлагали напитки и какие-то булочки. Все это оказалось включено в стоимость поездки. Самое главное, португальцы всегда ведут себя очень тихо и воспитанно, они никогда не шумят и не галдят, как испанцы, поэтому в вагоне царили покой и порядок.

Португалия

Когда внизу кончается выжженная пустыня и начинаются зеленые долины, знайте, вы летите над Португалией.




В Португалии если заказываешь стейк, то чаще всего приносят мясо с яйцом сверху. Отвратительная особенность.

Одной ночью в Барселуше за стеной кто-то громко слушал концертные записи Deep Purple. Песен 10–12 точно успели проиграть, прежде чем я наконец уснул.

Лиссабон





В Лиссабоне на выставке не объявляют о закрытии, а просто выключают свет. Строительная выставка проходила попутно с выставкой по гражданской безопасности. Когда наскучивало бродить по своему однообразному павильону, можно было сходить в соседний зал и поглядеть на хитроумные пожарные приспособления, полицейские супермашины, ученых собак и пункты экстренной помощи с манекенами, попавшими в беду, и манекенами, их оттуда вызволяющими, — такое наглядное ОБЖ. Еда была, конечно же, отвратительная, за исключением сносной бургерной на колесах, к которой нужно было отстоять получасовую очередь.

Майский инстаграм

Дождливый Париж. — Окрестности Лиссабона. — Стратегический запас в Мадридской квартире. — Поляна котов. — Пингвины в джунглях. — Полеты. — Московское метро. — Первый раз в аэроэкспрессе. — Люксембургские коровки. — Снова Париж. — Над швейцарскими Альпами.

7 мая 2017

Возвращаясь с Лиссабонской выставки в отель, видел из такси двух писающих мужчин. Отвернувшись от большой дороги, они писали крепкими, толстыми струями, переливающимися в золотистом свете вечернего солнца.

Старики

В Лиссабоне все таксисты, которые мне попадались, были пожилыми людьми — пенсионерами или военными ветеранами. Я нашел эту особенность весьма удачной. Ведь что еще делать старичкам? Это у нас в Шереметьеве первое, что встречаешь по прилете, — стокилограммовые лодыри-таксисты, на которых пахать можно. А работа-то ведь не сложная. Старики водят аккуратно и не спеша. Впрочем, так делается почти все в Португалии.

☐ Лиссабон ☐


Лиссабон

Лиссабон — город на семи холмах. Это я прочел на карточке метро. В Лиссабоне всего несколько ровных, равнинных улочек. Все остальное время ты либо карабкаешься в горку, либо спускаешься по крутым склонам.




Лиссабон совсем не производит впечатления столицы империи, некогда владевшей половиной мира. Конечно, это было так давно, что память о былом величии полностью выветрилась из городского облика.




Лиссабон мне показался живой декорацией к бедняцким произведениям Джанни Родари. Стоит уйти с главных улиц, моментально оказываешься в солнечных ободранных двориках с утомленными жителями, киснущими на ступеньках у дверей. За окнами сушатся лианы белья на веревках и висят клетки с певчими птицами. Жара, конечно, играет свою роль. Все окружающее, от людей до зданий, кажется изнуренным и уставшим.







В подъезде

Лиссабон из окна

Месяц назад я летал в Лиссабон. Город оказался перекопан не меньше Москвы. Рабочие устанавливали бордюры, перекладывали тротуарные мозаики. Из моей квартиры это выглядело так.


Пешеходные улицы и тротуары в Лиссабоне выложены мелкими гладкими камешками. Иногда из них выводят узоры. Камешки отполированы настолько, что свет отражается от них и слепит глаза. Улицы будто залиты солнцем. Вот уж точно белокаменный город. Вдобавок они очень скользкие. Я даже один раз комично упал. Когда спускаешься с холма (а Лиссабон состоит из них), то идти нужно очень аккуратно. На некоторых улочках делают ступеньки для пешеходов, но есть и опасные спуски. Их я преодолевал осторожной поступью, как дама на шпильках, и гадал, что же бывает на таких тротуарах в дождь?