Чтоб бумагу не марать

7 июля 2018

В первой половине мая летал я в Венгрию. В Будапешт я прилетаю все время вечером, пока до города доезжаю уже темнеет. И всегда иду покупать сок или йогурт и творожные сырки на утро. В этот раз досталась мне квартирка недалеко от Оперы. Как обычно, синтетическое посуточное жилье. Разместился, бросил вещи и поспешил в супермаркет, пока он не закрылся. На улице тем временем прошел дождь, и вода еще капает с крыш, но туристы уже снова вышли погулять, а венграм все равно — и вот даже какая-то странная семейка из толстеньких, словно первобытные статуэтки богинь плодородия, венгров в шортах и шлепанцах смело шлепает по лужам передо мной. Кругом хорошо, тепло. Но тут я чувствую, что в воздухе пахнет каким-то ссаньем или псиной. Что это за дождик такой, думаю, или тут где-то помойка во дворах? Забежал я поскорее в магазин, там не воняло. Собрал себе завтрак, подхожу к кассе, и тут меня снова сражает тот ссаный аромат. Смотрю, а передо мной в очереди расплачивается за пиво та самая жирная семейка.

7-pack

Пожалуй, самая приятная находка в эту поездку — 7-pack Spearmint. Ещё мне хотели показать фотографии с пьяными тетками, ссущими у нашего шоу-рума, но, к счастью, забыли. Ну еще небо на подлете к Будапешту было прекрасно.

Будапешт

Долгое время в поездках я предпочитал останавливаться в апартаментах. Я не любил отели прежде всего из-за навязываемого ими распорядка дня: завтракать полагается в определенные часы, уборщица приходит всегда в одно и то же время и настойчиво пробивается в комнату, кроме того, в коридорах всегда топают и шумят, а порой слышно каждый каждый шорох на этаже. То ли дело собственная квартира со своими правилами. И по деньгам, конечно же, они выходили дешевле гостиниц.

Когда поездки стали случатся чаще, а работы прибавилось, я начал ценить отели. Во-первых, если проводишь весь день на выставках, хороший завтрак с утра очень хорошо помогает набраться сил. Во-вторых, ты избавляешь себя от кучи мелких домашних дел и от уборки. Коли поселишься в самой дальней комнате от лифта — постояльцы не будут топать и болтать под дверью. С уборщицами, пожалуй, сложнее. Обереги на ручках дверей не всегда их останавливают, но в целом можно справиться и с этой напастью.

Будапешт остается, пожалуй, единственным городом, где я предпочитаю по-прежнему останавливаться в апартаментах. Во-первых, в Будапеште всегда много туристов, поэтому в центре предлагается множество интересных квартир по ценам намного ниже гостиничных. Во-вторых, мне нравятся внутренние атриумы и балконы будапештских домов. Это, конечно, своеобразный паноптикум, и все вокруг наблюдают друг за другом. Но я вижу это как очень милое и теплое добрососедство.

После прилета меня клонило в сон, поэтому заселившись, я лег отсыпаться. Проснулся вечером. Было уже темно, на улице внизу зажглись огни баров и шумела музыка. Я был голоден, но у меня совершенно не было форинтов. Поменять деньги удалось после долгого поиска работающего в поздний час обменника.

В эту поездку со мной приключился кошмарный сон, после которого я проснулся ночью и несколько долгих мгновений не осознавал, где я нахожусь. В комнате было темно, и я видел лишь очертания мебели и неяркие блики окна. Я перебирал в памяти места, в голове вдруг запрыгала мысль, что это город на букву Б. Я перебрал Барселону, Бухарест, еще какие-то названия, потом наткнулся на Будапешт, и все встало на свои места.

В свободное время побродил по неизведанным улочкам, дошел до второго железнодорожного вокзала. Там я обнаружил, пожалуй, самый красивый макдональдс в мире.







Желтый трамвай

Будапешт

Снова останавливался в нехорошем районе. Приехал заселяться в квартиру очень поздно. Ночью район предстал во всей красе: на улице пьяницы подпирают дома, одинокая девица скучает у дороги и полицейский патруль из человек семи ходит плотной группой. Сходил в круглосуточный магазин, купил сок и йогурт на утро. Продавщица, кажется, искренне обрадовалась, когда я заплатил за все. Шоколадку достала, как тут принято, из под витрины. Днем в свете солнца окрестности выглядели чуть радостнее.


Впервые взял квартиру со вторым ярусом. Из-за высоких потолков это очень распространенная планировка в будапештских квартирах. Я не хотел брать двухэтажное жилье прежде, потому что опасался, что кровать может рухнуть. Но западня крылась в низком потолке второго яруса. В итоге я пару раз ударялся головой и сильно саданул плечо.

Еще одна особенность Будапешта — это внутренние дворики атриумы, где двери и окна на виду у всех. Настоящий паноптикум.

В этот раз я, наконец, дошел до красивого железнодорожного вокзала Келети. Ниже он и еще несколько уличных фотографий.

Будапешт

В Будапеште тоже стояли морозы. В Москве было теплее и уютнее. Вечерами я пробовал выходить гулять, но каждые полчаса прибегал домой отогреться. Вдобавок ко мне прицепилась мелодия «В пещере горного короля», я гудел ее в нос весь день. И чем сильнее я мерз, тем бодрее звучала мелодия.

До первой поездки в Венгрию я представлял ее страной загадочных гениев, красавиц и гусаров. Разочарование в венграх пришло быстро. Они в большинстве своем оказались ленивыми, малоподвижными обывателями — селянами. В валютных обменниках, управляемых не арабами, а венграми, сидят по три толстеющих скучающих девицы и еле-еле считают. Официанты в кафе подходят неохотно и вяло, предпочитая коротать время в своем уголке. А по центральным улицам ходят парами грубоватые приставучие девки, заманивая в кабаки, дабы выклянчить деньги.

Удивительно, как таким лодырям достался в наследство столь прекрасный город.



Будапешт в ноябре

Райончик, где мы работаем в Будапеште, славится дешевыми пивнушками и строительными лавками. Тут живут бедные пенсионеры, социальные низы и цыгане. Помимо пивнушек жизнь вьется вокруг сигаретного магазинчика, кебабной и небольшого овощного прилавка. Местный продуктовый выглядит как сельпо. Только остатки старой лепнины и толстая колонна с пышной капителью придают гастроному столичный шарм. Продавщица продает конфеты ферреро роше из-под стола, по запросу. Иначе, говорит, их воруют с прилавка.

Однако предприимчивые дельцы предвкушают в недалеком будущем расцвет района и скупают растущую в цене недвижимость. Это же почти центр: до богатого кафе Ной-Йорк всего пять минут пешком, а рядом недавно открыли метро.






Будапешт

Многие венгры не стесняются просить денег. Даже не бездомные, а обычные люди. В Сегеде шел мимо мужик, дай, думает, попробую попросить. Обычный мужик, с руками, ногами, усами и весом килограмм 90. Не больной. Не пьяный. Просто ленивый. Как и все прочие. Так мне объяснили другие, трудолюбивые венгры, — не хотят работать и все. И в Будапеште вот: взрослая приличная женщина, не бомжиха какая-то мятая с битой губой, подошла и стала форинты клянчить. И так просто, обыденно, словно дорогу к библиотеке спросила. Как-то неудобно это все.

Немного Будапешта.




Будапешт

По вечерам из Шереметьева-2 (теперь F) вылетает много рейсов в Китай, Таиланд и Индию. Поэтому уже с четырех часов вечера к регистрации стягиваются толпы пассажиров. Они забивают проходы и быстро выстраивают молекулярные цепочки длинных очередей с отростками в виде собак, детей, громоздких чемоданов и багажных тележек. Среди многолюдных азиатских рейсов спрятались и несколько скромных европейских — в том числе и мой самолет в Будапешт.

В том терминале никогда не работает будка досмотра, и пассажиров там исследуют по старинке, вооружившись лишь ручным сканером.

Две русские тетки, не говорящие по-английски, оглядывают простоватую пакистанскую селянку, завернутую в халаты, кофты и прочее тряпье и увешанную серьгами, браслетами и побрякушками. Интуристка ничего не понимает, вертится. Наши тетки раздраженно ее инструктируют: «Мадам, руки поднимите! Да стой ты, не дергайся! Давай еще! Что в карманах? Кофту снимай!»

В Будапеште у домов нет номеров. Номера присваивают подъездам.

В Будапеште прямо в центре города торчит скала.

Поездка в Будапешт — klisunov.ru/travel/budapest/
Фотографии на фликре — flickr.com/klisunov


А еще я на один денек ездил в Сегед. Там тихо и спокойно.