Лиссабон из окна

Месяц назад я летал в Лиссабон. Город оказался перекопан не меньше Москвы. Рабочие устанавливали бордюры, перекладывали тротуарные мозаики. Из моей квартиры это выглядело так.


Пешеходные улицы и тротуары в Лиссабоне выложены мелкими гладкими камешками. Иногда из них выводят узоры. Камешки отполированы настолько, что свет отражается от них и слепит глаза. Улицы будто залиты солнцем. Вот уж точно белокаменный город. Вдобавок они очень скользкие. Я даже один раз комично упал. Когда спускаешься с холма (а Лиссабон состоит из них), то идти нужно очень аккуратно. На некоторых улочках делают ступеньки для пешеходов, но есть и опасные спуски. Их я преодолевал осторожной поступью, как дама на шпильках, и гадал, что же бывает на таких тротуарах в дождь?

Овцы

В Голландии для стрижки травы вдоль дорог, на холмах и в низинах, не используют, как у нас, муниципальных рабов, увешанных газонокосилками. Местное решение очень простое и бесшумное. В Голландии траву едят овцы. Кто хоть раз видел, что бывает с лужайкой вокруг привязанной к колышку козы, тот понимает насколько это беспощадное средство.

Однако, подобное занятие тут тоже не в почете, и благородная овца вряд ли будет подъедать зелень у шоссе. Поэтому к дорожным овцам голландцы относятся с пренебрежением: «Это негодные овцы».

Венгерское

Когда я иду по улицам Будапешта, то чувствую себя человеком. Кстати, уличные указатели здесь даже красивее итальянских.

Я забыл в отеле в Сегеде бритву. Бритва служила мне больше 13 лет. Было очень обидно, какая глупая забывчивость! Причем я ведь точно проверял, все ли я взял.

По пути из Сегеда в Будапешт мы наблюдали сцену дорожного происшествия. Из фуры-тента — видимо, при крутом вираже — вывались ящики с пивом. Битые черные бутылки лежали на шоссе грустной кучей. Ниже фотография побоища вне фокуса.

На этих выходных в Венгрии проходили гонки Формулы-1. Видимо, некоторые пилоты живут в отеле Кемпински, недалеко от моей будапештской квартиры. Фанаты с флагами постоянно дежурят у въезда на парковку в ожидании кумиров.

В предыдущую поездку в Будапешт я заслушивался песнью «Нежность» Майи Кристалинской. Вы все ее знаете. Красивая и грустная песня. Первый куплет ее прекрасен. Второй — говно полное, халтура и бездарная пионерщина, высосанная из пальца от беспомощности. Но надо пережить, и потом опять прекрасно на душе.

Брага–Сантьяго

Из Браги я отправился в Сантьяго-де-Компостелу. Несмотря на то что расстояние между городами меньше 200 км, автобус — это единственный способ проделать этот путь. Поезда из Португалии в Испанию не ходят. Автобус же ходит один раз в день и тратит на путь почти три с половиной часа.

Автостанция Браги, конечно же, украшена плиточкой.

Португалия — бедная страна, и это бросается в глаза даже при сравнении с Испанией. По перронам автостанции Браги ходят люди — молодые и старики — и выпрашивают милостыню у ожидающих пассажиров. Молодой бродяжка, хоть и не получил от меня монет, улыбаясь рассказал мне на рваном английском свою историю:

— Я работал в Англии на кухне, а мои друзья работают в Германии. Там холодно. Тут хорошо. Но тут денег нет.

Потом ко мне подошел испанец, душевный работяга. Он ожидал того же автобуса, что и я. Он закурил рядом и повел свой рассказ: мол, что он сам из Луго, а его жена — португалка, вот он и вынужден мотаться туда-сюда. Ему нужно оформить какой-то документ — какой я уже не разобрал, но стоящий много сотен евро.


Поездка прошла хорошо. Я удобно разместился в конце салона и смотрел в окошко. Уже в Испании нас попросили пересесть в другой автобус. Это заняло три минуты. Водители извинились перед пассажирами за неудобства, и сами перенесли все чемоданы из одного автобуса в другой.

Надо сказать, природа северной Португалии очень красива. Гористая местность с буйной буро-зеленой растительностью и огромными деревьями, рыжие черепичные крыши, голубое небо, белые облака и много-много солнца. Ниже несколько фотографий по дороге от Браги в Сантьяго через Виго и Понтеведру.




25 августа 2014

Всегда расстраивался, что солнце взорвется через пару миллиардов лет, словно это будет в следующий четверг и я больше никого не увижу.

Вчера катались на велосипеде. У Академии наук видели девушку с голой попой. Уже темнело, и я так вглядывался, чтобы разглядеть ее, что чуть не рухнул с велосипеда.

На Ленинском содрали асфальт на тротуарах, разворотили всю дорогу. Я думал, плитку будут класть какую-нибудь, так как асфальт был хороший, достаточно ровный, даже жалко было смотреть, как его раздирают. Так нет же — положили новый асфальт, причем гораздо кривее. Сейчас вот дождь идет, и по лужам видно, какой там рельеф.

На днях услышал интересную мысль, как тяжело в современном обществе повстречать близких людей в настоящей жизни. Поэтому люди ищут друг друга в интернете, соцсетях, через телефонные приложения. Я ловил себя пару раз на размышлении об этом. У меня есть пара очень близких людей, с которыми я изначально познакомился в интернете. Не знаю, насколько мой опыт может служить примером трудности реальных знакомств: ведь я не ставил изначально целью познакомиться с кем-нибудь. Однако в обоих случаях общение очень быстро перешло из виртуального в реальное, что добавляет еще большей исключительности моему случаю. Тем не менее эти люди стали глубоко посвященными в мою жизнь и очень близкими мне.

А вы находили близких людей в интернете?

Вдоль реки

По всей Москве, как и три года назад, проехали ледоколы, разворотив все тротуары и дороги. И метро также упорно роют. В общем, кругом идет работа.

Немного фотографий с прогулки вдоль реки от Парка Культуры до Волхонки.




Снова в дороге

Жара. Ночью я лежу под вентилятором, и мне снится, как я обнимаю холодную блестящую рыбину. Я целую ее, прижимаясь к ней всем своим телом и обхватывая ногой. Я глажу ее серебристое тело, и нас уносит с ней прохладным течением синего океана. Рыба — дура, конечно. Глядит своими тупыми рыбьими глазами и не понимает, что происходит. Я просыпаюсь, и рыба выскальзывает из моих объятий, уплывая в темную пучину. Верните мне мою рыбу!

Кстати, если просто представить себя лежащим во льдах, то чуть-чуть становится легче. Даже вроде чувствуешь холодок. Но в принципе, ничего не спасает. Только душ три раза в день. Духота! И вот в такую невероятную жару в прошедшие выходные нам предстояло проехать триста километров дорог по полям, по горам да по разным городам.

Все началось достаточно гладко, но потом мы остановились на небольшой обед, который длился часа два и состоял из трех блюд, если не считать предварительных легких закусок. А не считать их не стоит. Определение «легкие» не должно вводить в заблуждение: после этих закусок неподготовленным господам вполне можно заканчивать трапезу. Но это было только начало. Короче, из-за стола мы вышли с тугими животами и головокружительной сытостью, от которой надо было еще отдышаться, прежде чем ехать далее.

Мне показали, где утонул Барбаросса. Очень красивое место. Оттуда мы поехали дальше — в сторону Брешии.

Если итальянец вам говорит, например, что живет в Милане, всегда переспросите: «В Милане Милане?» Тогда он либо скажет «да», либо начнет объяснять, что это рядышком, пригород Милана, полчаса на машине. В результате окажется, что это какое-нибудь Варезе, до которого от Милана почти 60 км по шоссе. Так вот это правило действует не только в отношении Милана и Рима. Жители даже самой малюсенькой деревушки сначала заявят, что живут рядом с городом, потом расскажут про городок поменьше и поближе, потом припомнят деревню и в конце концов, раскроют свой страшный секрет.

Нашей целью было поселение Сан-Галло — местечко, состоящее из одной улицы и приписанное к чуть более крупной деревушке Боттичино-Сера, которая в свою очередь оказывается округом и частью общей коммуны Боттичино, пригорода Брешии. Всю эту родословную мы узнавали по ходу путешествия, поднимаясь все выше и выше в горы.

Поселение — три дома, несколько человек и пара котов. Немного одиноко.


На обратном пути навигатор опять чуть было не подвел нас и не направил в явную засаду. Однако самое сокрушительное открытие настигло нас на обратном пути, пока мы наслаждались живописными видами вдоль дороги и предвкушали возвращение домой.

Оказалось, что мы забыли ключи от парковки и гаража утром в другой машине, оставленной на иной закрытой стоянке. Это разъяснение только создает путаницу, пожалуй. Короче, мы остались без ключей. На парковку въехали, как бездомные: дождались, когда кто-то открыл ворота, и проехали следом, пристроившись за чужой машиной. Совершенное позорище. И кажется, все сразу так подозрительно смотрят на тебя. С парковки вылезали через небольшой заборчик — выйти без ключей тоже нельзя.

На следующий день знакомый сосед выручил нас, пока мы не съездили за забытыми ключами. Так прошли выходные. В понедельник отсыпался и кушал мороженое.

Дорожное

Хотел выложить эту фотографию с телефона в инстаграм, в который не заходил уже несколько месяцев, а он совершенно ужасно работает: после выбора фотографии черный экран, все виснет, и телефон долго не отвечает на нажатия. Осерчал, плюнул, решил больше им не пользоваться. Ну пока не отойду от обиды.

Вчера вечь день прошел в дороге. По пути в Брешию мы, наконец, встретили ливень, столько дней обходивший Милан стороной. Сначала на лобовое стекло упала тяжелая, крупная, как яйцо, капля. За ней следом хлопнулась вторая, и через несколько секунд начался сокрушительный обстрел.

Мы прозевали удобный выезд с шоссе, но навигатор тотчас же просчитал новый маршрут по узкой сельской дороге. Дорога петляла между полей, огибая виноградники, фермы-кашины, пересекая мостки через ручьи и исчезая в непроходимых зарослях.

Дела задержали нас в пригороде Брешии до поздна. Поэтому, не надеясь вернуться в Милан раньше полуночи, мы сразу поужинали в тех местах пиццей. До кровати я добрался ко второму часу ночи. Сегодня отсыпался и никуда не ходил. Только съездил на велосипеде за небольшими покупками в ближайший супермаркет.


Начало интересной дороги

Полуночное фото в Autogrill на обратном пути в Милан

26 ноября 2012


Три автопортрета ~ Instagram

— Ты такой худой. Наверное, пользуешься бешеным успехом у итальянских женщин.

Тут я задумался, что всё это время в Италии я, вероятно, упускал очень много интересного.

Опять объездил всю Ломбардию за выходные. Очевидно, самыми запомнающимися событиями в пути были следующие. Первое — когда на автостраде с грузовика спрыгнула пыльная швабра и, вертясь и подпрыгивая, сама поскакала по центральной полосе под радостные гудки всех остальных машин. Ну, может, не очень радостные. Второе — когда субботним вечером повстречалась машина с овцой на заднем сиденье. Я ещё задумался, куда в наше время можно сводить овцу развеяться и отвлечься от скучной деревенской жизни. Конечно, в Милан: показать пару модных выставок, перекусить, выпить кофе. Третье — когда в пробке в Милане заметили на зеркале соседней машине неплохой галстук. Пожилые тётушки в машинке, когда мы им указали на приятную находку, осторожно и с опаской, как неудачливые фокусники, у которых случайно вышел заветный трюк, втянули галстук в машину и растянули его перед собой, словно пытаясь понять, с чьей шеи он был сорван. Страшно помыслить, что тётушки раскатали джентельмена, сами того не заметив.

Как я провёл выходные

Машины, дороги, автострады, Ломбардия, Пьемонт, поля, леса, горы, утро, день, вечер, ночь, дождь, дождь, дождь.





King size

У меня никогда не было сомнений: настоящая кровать должна быть в ширину больше, чем в длину. Чтоб можно было раскинуться на ней в любом направлении. При этом я всё время думал, что кинг-сайз, это когда вообще безумная ширина сколько хочу и ещё по полметра с каждой стороны. А оказалось, там такая удушающая сертификация кроватей и матрацев — вплоть до миллиметров. Просто жуть какие мелочные.

Кроме этого неприятного открытия, у меня практически нет новостей, и я опять буду дожёвывать свой азиатский вояж. Понимаю, что надо бы уже прекращать, поскольку существует риск списаться до уровня дикого туриста, для которого выезд из своей заповедной ойкумены становится потрясением на всю жизнь. Но у меня по-прежнему слишком много впечатлений, поэтому снова полюбуемся Бангкоком.

Бангкок почти невозможно фотографировать горизонтально.

Бангкок

Гр-р-р! Больше всего меня раздражают в Бангкоке торговые развалы вдоль первых улиц Сукхумвита (центральная улица города). Такое в Москве было на вещевых рынках в начале 90-х, когда стали ввозить барахло и все ломанулись за вьетнамскими джинсами. Представьте, вся улица загажена лоточниками, хромыми музыкантами, ворожеями, попрошайками, грязными детьми с пустыми бумажными стаканами, извозчиками, собаками и толпой зевак. Это настоящая человеческая пробка. Стадо безропотно движется в два тесных потока шириной в человеческую единицу. И никто не тронется с места, пока семья индусов выбирает трусы. Если семья большая, то всё вообще нахрен встаёт. Кто-то ещё умудряется сидеть в ногах толпы и есть лапшу из миски или спокойно спать на картонках в щелях между прилавками. Так что нужно успевать смотреть под ноги. Во всём этом месиве можно застрять на годы, а некоторые, по-моему, даже успевают родить и вырастить очередного беспризорника со стаканчиком. Такой же кавардак наблюдается и в районе крупных торговых центров. Поэтому чтобы пройтись вдоль них, требуется много смирения.

Вот это Сукхумвит (здесь уже красивый, правда?). Он почти всегда стоит.

Сукхумвит

klisunov.ru/travel/thailand/
Напоследок я выложил на сайте сводный рассказ о Таиланде: с пляжами, развалинами и животными. Пару фотографий я взял из блога, а остальные вы ещё не видели.

Италия

Como

Разные итальянские фотографии из последней поездки.

Вечер в Комо.

Como

Рисовые поля Ломбардии.

Vigevano

Миланский двор.

Milano

Перевал в Альпах.

Alpi

Как это делается в России

За последние лет восемь асфальт на территории Московского Университета перекладывают раз в третий (а может, и в больший — так не вспомнить). Я так понимаю, движение на подъезде к Физическому факультету или неуёмный траффик на Менделеевской улице стирают дорожное покрытие в пару лет.