Самолетное


Мадрид, аэропорт Барахас.

Ненавижу, когда в длинных очередях на контроль пассажир, который стоит за тобой, выходит из-за твоей спины и с каждым новым шажком-рывком подвигается вровень к тебе, а затем старается вылезти на полботинка вперед, двигается раньше тебя и пытается оттеснить. У таких надо отирать билет и гнать к чертям из аэропорта. Ненавижу кретинов, которые тащат кипу очень важных документов в зажеванном файлике и очень долго узнают на стойке регистрации что-то новое для себя. Ненавижу неподготовленных пассажиров, которые начинают перекладывать свое тряпье на чекине, потому что оно неожиданно для них стало весить 36 килограммов. Ненавижу, когда авиакомпания не в состоянии организовать выделенную приоритетную посадку и все прут напролом, боясь не попасть в самолет, а кто-то жалобно взывает к тусклоглазой безразличной толпе «Я — сильвер, пустите меня!» Не то чтобы ненавижу, скорее, недоумеваю, как самолетная культура одежды скатилась к плацкартной: на некоторых направлениях уже летают в трусах и шлепанцах. Не люблю туалеты Шереметьева за то, что в них всегда накурено, но люблю за сушилки Дайсона.

Lift ‘n’ Peel

Как же я ненавижу такие открывашки.

Их вкусы

Читал новости про кубанскую краевую судью, которая устроила для любимой дочки свадьбу за пару миллионов долларов. Вот копят люди миллионы, трудятся-воруют в поте лица, а потом в одну ночь спускают 400 тысяч евро. И на кого? — на Кобзона. На Кобзона!

Неадекват

Теперь особо ценны люди позитивные и адекватные. А ведь несколько лет назад казалось, что креативных и стрессоустойчивых не переплюнуть.

Meanwhile in Moscow

Ну а в Москве…

Под собою не чуя моста

Почитал на медузе распечатку слушаний о реконструкции Большого Москворецкого моста.

Слушания открыл руководитель «Гормоста» Юрий Иванков, который рассказал, что мост сильно износился за 80 лет: «Представляете, на какую нагрузку его рассчитывали в 1930-х годах? Тогда танки были 45–50 тонн, сейчас парад идет — танки по 100 тонн!»

Кажется, Москва единственный город, где дороги и мосты рассчитываются под танки и парады. И вместо того, чтобы к чертовой матери отменить эти пошлые парады, они вбухают 3 миллиарда в мост, чтобы он не сложился под танками.

О каллиграфии

У европейцев жуткие почерки. Как они разбирают свои записи, ума не приложу. Многие ручку держат обезьяньей хваткой — всем кулаком, из которого торчит кончик пера.

Миланское

Январь — самое неприятное время в Милане, даром что распродажи. Морозно. Город сиз. Руки все время ледяные, трескается кожа. Вода течет холодная, нагревается медленно. Отопление смешное. Сплю под двумя одеялами. Ощущаю себя бездомным. Терплю насмешки. Нет, так жить нельзя.

Всю неделю ел исключительно пасту с морепродуктами… Что за отвратное слово морепродукты! — задумался сейчас. Ни сифуд, ни фрутти ди маре, а какие-то угловатые морепродукты — продукты чего? Может стоит говорить дары моря? Напыщенно звучит.

Посмотрел фильм Totò, Eva e il pennello proibito (1959). Тото играет дурашливого, но гениального художника-кописта, приглашенного жуликами в Мадрид, чтобы срисовать копию с «Обнаженной Махи» Гойи. Как только задание оказалось исполнено, авантюристы пробуют избавиться от настырного мастера, что ведет к комичным ситуациям. Под долгий итальянский обед кино хорошо смотрится.

В среду купил уже четвертую зарядку Magsafe для компьютера.

Интереснейшее открытие, сделанное на досуге, — передачи и лекции Гасана Гусейнова по античности и языковедению. (На ютюбе полно всего.) С одной стороны, его речь — это упоительнейший оазис посреди обмерзлой тундры русской современности. С другой — погружение в античность возвращает в жадную до знаний атмосферу первых курсов Университета.

Песьи морды

Как же я ненавижу снапчатовские песьи морды. Совершенно мерзкое бестиалити.

Житейское

Всю неделю болела пасть, потому что рос зуб и в настойчивости вылезти разорвал щеку. От зуба болела голова по всей сфере.

Вот еще открытия в области здоровья. Я не могу пить ничего горячего. Ладно там горячий чай, некоторые же просто кипяток фигачат. Из стакана. Еще бы угли жрали. Не любят человеки свою плоть. И вот обнаружилось, кипяток может вызвать рак. Сейчас вообще почти все вызывает рак. Однако кипяток меня совсем не удивил.

На днях до меня долетели новости нашего дома. Подозревают, что наше ТСЖ — жулики, выкачавшие из жильцов миллионы рублей. Жильцы-активисты собирают документы и уже подали в суд. В каждом доме жулики. Что за страна!

Вчера ездил на корпоратив. Пробыл три часа, потому что долгое время на Яндексе не было свободных такси. Уровень развлечений — как на школьных огоньках. В целом утомительно и дурашливо: публике до сих пор ставят песни из моего позднего школьного детства и безобидную юродивую западную попсу, которую еще в СССР одобряли на пластинках выпускать.

Пластиковые окна

Я понял, что начинаю ненавидеть пластиковые окна не только как изделие, но и как словосочетание.

Про такси

Заметил новую гадкую хитрость у таксистов. Они не приезжают по указанному адресу, а стоят где-нибудь в соседнем дворе или за домом — вроде близко, но не там, — но уже отмечают себя как прибывших. Счетчик начинает работать. Остается либо бегать искать машину по соседним дворам и разглядывать в темноте номера, либо ждать, когда таксист подъедет с накрученным счетчиком и начнет объяснять, мол, вот, я тут рядом стоял, ждал, а вы не подходите.

Ржавая вода

Как ни приедешь в Москву — все время из крана идет ржавая вода.