Сказочные дети

Иногда на фотографии можно найти самое неожиданное, не попавшее в поле зрения. На Дмитровских фото, к примеру, обнаружились совершенно сказочные дети.

 

Успенский собор

Ещё одно фото из города Дмитрова.

Успенский собор, центральная достопримечательность местного кремля, из-за окружающего его вала.

Сосулька

Место ожидания

На вокзале

Обожаю железные дороги: станции, рельсы, шпалы, составы, вагоны, столбы, отдалённые гудки, расписания.

Это словно портал во все уголки мира, куда тебя быстро или не очень понесут грязно-зелёные вагончики.
Ожидание электрички на платформе одно из самых приятных ожиданий. Если речь не идёт о часах, хотя и в таких случаях мне было довольно приятно сидеть и наблюдать пролетающие составы.

Ждём с Лёхой обратной электрички из Дмитрова.

Маскировка

Дмитров. Дороги.

Я очень чуствителен в определённых вопросах. Качество и чистота дорожного полотна среди них — одни из самых болезненных. Прекрасное настроение при неудобных дорогах может быть омрачено приблизительно также, как и в случае отсутствия Wrigley’s Doublemint. Кто знает меня лично, понимает, как это подрывает мою веру в человечество.
Вчера я отметил факт наличия грязи на улице по пути в банк. Боже, как я избалован! Какие-то песочные разводы ведь не препятствовали моему продвижению. Сегодня в Дмитрове пришлось поплясать. Дорожки там либо оледенелые (это скрытые в тени от солнца).

Либо подтаявшие и превратившиеся в непроходимые лужи грязи

…или даже целые ручьи.

Преодолевают люди по-разному: залезают на возвышенности, удерживаются за деревья, одновременно страхуясь от проезжающих автомобилей, обдающих зазевавшихся в этом покорении стихии сочной грязью.
Более молодые и подвижные следуют данному примеру по преодолению трудностей.

За целый день не нашлось ни одного убранного участка, за исключением естественно высохших. Что, в принципе, редкость. А так — ледяные дорожки.

P.S. В очереденой раз убеждаюсь, что чище всего бывает на территории монастырей и церквей. Там, как я не раз наблюдал, всегда чистят территорию — и не на страх, а на совесть.