Сценарий

Краткий сценарий фильма про повседневность: битые лица, трамваи, беляши, грязь на штанах, хурма под снегом, яркие куртки, суета, очередь в кассу, светофоры.

Века несвободы отшлифовали язык

Самодержавие — такое надежное слово. Не слюнявое недержание какое-то там. И самодержец тоже хозяйственный человек — упорный, коренастый, держится крепкими ручонками за поручень. Монарх — это нечто теплое домашнее, укутанное в бархатный покров и накормленное шоколадом. Абсолютизм — это вообще кристальная чистота, прозрачное и звонкое, будто алмазом огромным по голове осенило. И порочить его боязно и малодушно. Вон как он ярко переливается на солнце. Даже диктатор — и тот небожитель. Да он несгибаем и строг, но ведь справедлив — совсем как диктант по русскому языку. А возьмешь демократию — дерьмократия как есть на слух. И какая-то кратия там непонятная: крать-крать — крадут наверно!

3 ноября 2017

Есть ли в вашей парикмахерской
Мужской зал?
Женский зал?
Детский зал?
Или дети по полам расходятся?
Есть ли зал для собак?
Бреют ли в вашем заведении бороды?
Завивают ли там усы?
Почему вы не отвечаете? Я ж по межгороду звоню!

Ретроград

Ретроград
Интроверторетроград
Мосстройинтроверторетроград
Мосстройинтроверторетроградмонтаж
Мосстройинтроверторетроградмонтажбанк

Солжа

Хорошее слово солжа.
Лошадь ржала в углу, солжа.

13 октября 2017

Если бы на дворе стоял XVI век, вы бы куда подались: в игумены или в писари? Или боярили бы на страх холопам? А между тем отшельник на тебя донос ужасный пишет.

Раз ночью не спалось, думал о Синей Бороде. Никак не мог понять, отчего она синяя была? Зачем?

Вы исследуете родной край? Встречаетесь со старожилами? Я тут изучал путешествия по России в прошлые века. Оказывается, у нас внутренние путешествия были весьма развиты, только тянулись долго. А поток желающих всегда был. И расстояния проходили большие, чем в Европе. И до Турции ходили пешком, и до Ферганы, и по всей Сибири. Особенно когда скот перегоняли на ярмарки. Представляете, работа: 3–4 месяца гнать овец из Киргизии до Новгорода. Приезжали туда, покупали и гнали. Как мы — иномарки, так они — овец. И становились миллионщиками.

А. ездил в Псковскую область в гости к Пушкину. Я посмотрел, поезд Москва—Псков идет 14 часов. Надо полагать, пешком идет. Даже Яндекс советовал вместо поезда запрыгнуть в аэроплан, а потом автобусом. Конечно, я никуда не поехал, у меня и времени не было совсем. Но это для маленьких оправдание, — так-то лень было. А Пушкин — ниче так поэт. Его, конечно, придавило немного пропагандой в последние годы, но вроде как простительно. «У Лукоморья…» хорошие стихи — про кота там, про цепи.

Еще мне Шуфутинский недавно приснился. Только он странно выглядел: худой, молодой, весь в бороде. На Кикабидзе больше похож. На молодого Кикабидзе.

У меня внезапно открылось всплывающее окно рекламы, и оттуда донеслось «Начните кормить вашу кошку…»

Однажды совсем тяжело спалось. Снились кошмары про расследование в небольшом темном городе. Самое страшное видение случилось, когда в маке неожиданно открылась таблица пуск из виндоус.

Wishlist

Я бы с радостью принял в дар село. Хорошее только, крепкое. У реки. С лугами, гусями, жителями. Дома чтобы были ладные. Семей 30–40 мне хватит.

Телята

В моей душе найдется место для телят. Тут вошел бежевый безрогий теленок с равнодушным выражением морды. Вокруг была темная туманность, посреди которой выделялась небольшая декоративная стенка, залитая теплым домашним светом. Висевшие в беспорядке детские рисунки сельских пейзажей и цветочка в горшке придавали ей уют обитаемого дома. Справа в стене была дверь, в которую зашел теленок; когда дверь приоткрывалась, за ней виднелась темно-сизая тихая ночь с желтой, как кусок масла, луной. Следом за первым теленком, боднув дверь, вошел второй. Он послушно встал наравне с первым, только отвернул морду в другую сторону. Затем вошел еще один теленок, потом телята стали заходить все быстрее — много телят. Задние телята наползали на гулко мычавших передних. Началась давка. По упорным толчкам кучи телят было очевидно, что они продолжали заходить. Это надо немедленно прекратить.

«Судорога»

Придумал название для уютного кафе — «Судорога». Нежное, славянское, родное. Словно лебедь, ударенный током.

Mayan holidays

Mayan holidays!

Неадекват

Теперь особо ценны люди позитивные и адекватные. А ведь несколько лет назад казалось, что креативных и стрессоустойчивых не переплюнуть.

Турбулентность или выдра?

Какое слово вам кажется сложнее:
турбулентность или выдра?

Прочитанное

Никогда особо не любил научную фантастику и считал ее самым несерьезным и слабым жанром. В детстве, правда, читал, потому что у фантастических книг были самые дерзкие обложки — пестрые и ядовитые. Однако писателей, способных интересно и увлекательно рассказывать в этом жанре, мало. У большинства начало фантастической повести, как правило, несет неловкое грубое чувство неприкрыто халтурного выдумывания. Всегда было тяжело через него переступить, и интерес пропадал. А если встречались звездолет, 2189 год, бластеры — становилось просто вселенски скучно в этом вакууме. К чему я повторяюсь? С пещерным удовольствием почитал Азимова: научный детектив «Дуновенье Смерти» (еще не фантастика), дополненный парой легких детективных рассказов, и фантастические рассказы «Космические течения», «Профессия» и «Ловушка для простаков». Написано просто, грубо, но увлекательно.


Я ожидал намного более пространных описаний родной страны в «Русских путешествиях» Альгаротти. Название несколько обманчиво, хотя итальянец и доехал до Петербурга. В первых главах этой небольшой книжечки он увлеченно описывает особенности северной морской торговли и плавания по Балтике, потом чуть-чуть касается Петербурга — постоянно через призму Петра и его военных успехов — и далее все главы до конца рассуждает о Каспийском море и торговле с Персией и Индией по нему. Пустовато.


Прочитал первый том «Истории халифата» Большакова. Может показаться, что ислам — совершенно чумовая религия, этакий иудаизм, насквозь пропитанный жестокостью, но не стоит доверять ограниченности этого поспешного суждения. Опасным заблуждением было бы считать, что остальные религии не таковы. Написана книга интересна и увлекательно. Рассказ об арабском мире тут, конечно, не в меру подробнее, чем в известной студентам-историкам многотомной «Истории Востока».


В последних полетах дочитал «Мою жизнь» Троцкого. Увлекательнейшая и живая книга. Я всегда считал, что в нормальной стране из такого, как он, вышел бы толковый малый. Книга, пусть и автобиографическая, подтверждала мое мнение. Поносило его по миру, конечно. Правда, непонятно, на что же он жил в Европе и Америке. Он получал гонорары за книги и статьи, но в целом о деньгах Троцкий не распространяется.

Встречается у Троцкого и горячая революционная шиза, если грубо выразиться.

В описании советской действительности он, конечно, опускает много нелицеприятного, сосредоточившись преимущественно на жаркой критике Сталина и его аппаратчиков. Что можно понять.

Повествование не избегает кривизны революционного языка. Все эти либеральные журналисты, мелкобуржуазные семьи и прочие громоздкие ярлыки попадаются тут и там. В детстве, когда я слышал о мелкобуржуазной семье, я представлял упитанных лилипутов, шныряющих по кухне и способных пройти под столом пешком. Хотя что я говорю — в детстве? Я неизбежно представляю эту живую ассоциацию до сих пор. Слово буржуазный одно из самых мерзких слов. Утащенное за пределы своего научного значения оно все равно остается непонятно широкой публике и употребляется, пусть и реже в наше время, но по-прежнему неверно. Впрочем и в книгах оно падает на читателя, как шестнадцатитонная гиря. В политическом контексте буржуазный грамотно будет перевести на русский язык как гражданский, а в политэкономическом контексте тяжелый термин буржуазия предстанет элегантным средним классом. Если вы таким образом будете мысленно искоренять кривоязычие в книгах, то вас более не смутят ни буржуазная семья, ни обстановка буржуазного дома, ни даже костюм, сшитый по буржуазной моде.

А у Троцкого есть и талантливое словоблудие. Например, «злые бесхвостые обезьяны, именуемые людьми» могут искупить буружуазную реакцию.