Централ

Централами в европейских государствах зовутся железнодорожные вокзалы, а в России — тюрьмы.

16 октября 2020

В вагоне метро на экране показывают метеоролога, которая обещает, что в Москве будет солнечно и тепло. А потом сбоку от неё вылезает погодная иконка с облачком и дождиком.


На Никольской девочка лет десяти подходит к урне и трогает ее рукой. Ее мама кричит через всю улицу: «Это мусорка! Фу!»


В очереди в аэропорту девушка рассказывает спутнику, что когда-то учила французский. Мол, помнит что-то, но не хорошо. Он спрашивает ее:

— Скажи, как будет по-французски «Я лечу в Париж»?

— Ой! — говорит. — Не знаю. Я учила в 5–6 классе, и это был такой возраст, что языки плохо запоминались. Вот испанский я учила уже позднее, во взрослые годы. Это другое дело.

Он:

— Скажи по-испански «Я лечу в Париж».

Она молчит, думает, потом отвечает:

— Нет, не смогу.

Прогулки по району

Именины

Сегодня у меня были именины. В первый раз в жизни. Я купил себе кусок копченого тунца и торт «Прага» для остальных. Гуляли по району, дошли до самого его конца. На наших остановках появились контроллеры, я уже три раза за неделю их вижу. Сегодня тоже проверяли наш электробус. Зайцы, завидев их, вылетели как угорелые.

Всякая всячина

Токсичная

Норильск, Навальный, Камчатка. В последние месяцы Россия становится в прямом смысле токсичной.