Про Краков

Самолет приземлился в Кракове в сплошной туман. Сквозь него проглядывались линии шоссе и бурые поля. Это напомнило мне окрестности Милана, где постоянно висит дымка или плотный туман. Ну и так же морозно из-за влажности.

Самый лучший отрекомендованный нам ресторан в Кракове — итальянский «Aqua e Vino», недалеко от главной рыночной площади. Владелец — венецианец, и у него всегда свежие морепродукты. Ресторан прекрасный и недорогой. Максимум получалось около 50 € на человека. Попробовали и польской кухни. Она проста и сытна, но скучновата. Мне понравился борщ с пампушками. Борщ приятно остренький, бодрящий. Из него убирают все овощи, оставляют только бульончик. Еще поел местные сосиски.

В центре Кракова большая часть зданий, судя по вывескам и табличкам, так или иначе связана с церковью. Тут множество храмов, соборов, гимназий, есть папский музей и институт, иезуитские центры, приюты. Немного уныло проходить мимо десятого церковного дома. Есть еще синагога, до которой мы не пошли. Говорят, вокруг нее самый веселый район. Как отметил наш поляк, там все девки.

У краковских домов есть особенность — своеобразная фасадная юбка, начинающаяся со второго, третьего этажа под небольшим, но заметным глазу углом. Интересно, зачем нужны были такие скаты.

Краков








На границе

Пересекал границу на автомобиле я в первый раз. Знаете, как бывает в фильмах: когда какие-нибудь беглецы, переодевшись в женские тряпки, уезжают на автомобиле в другую страну или, спасаясь от нацистов, целая еврейская семья вывозит дедушку в футляре от контрабаса; они подъезжают к перекрытой дороге, какой-нибудь офицер проверяет документы, все напряжены, через минуту он строго оглядывает пассажиров и разрешает проезд; отодвигается деревянный шлагбаум, и все радостно катят по альпийским лугам в сторону новой счастливой жизни. Так вот ни черта подобного в жизни не происходит. На обратной дороге из Италии в Россию между Польшей и Белоруссией мне довелось проторчать 21 час: провести ночь в очереди, добраться до таможни, вернуться обратно, потому что им нужна одна бумажка, которой нет и которую нужно напечатать самому в вольной форме, и снова отстоять очередь. Поляков, кажется, работает меньше, но обслуживают и осматривают они в два-три раза быстрее, поэтому между двумя границами быстро образуется толчея и заторы.

В эти сутки на границе довелось понаблюдать за местными жителями. Короче, Брест — это просто дорога жизни для белорусов. В Польшу люди тащат сигареты и сливают дешёвый бензин, обратно везут всё: от туалетной бумаги и макарон до плинтусов и чайников. Стоят ограничения на ввоз, поэтому белорусские таможенники на контроле взвешивают каждый пакет. Порой на них сыпятся проклятья, случаются ругань и крики. Госслужащие держатся с презренным безразличием и не смотрят в глаза. Совершенно унизительная картина. Люди ездят постоянно, только так и выживают. Всех очень жалко. Вообще проезд по Белоруссии произвел удручающее впечатление: серые тёмные дома, уставшие печальные люди, продавщицы сидят и кручинятся в полутёмных магазинчиках. Ощущение, что попал в конец 80-х. Если в кафе и здороваются, то так, словно на кухне только что кто-то умер.

Оплачиваю карточкой какие-то покупки на заправке. Суровая женщина за кассовым аппаратом вертит её и разглядывает, потом спрашивает:

— Что это за банк?

— Ситибанк.

— Это белорусский банк?

— Нет, американский.

Она разозлилась и прикрикнула:

— Я вас серьёзно спрашиваю.

Пришлось объяснить, что я не менее серьёзен.

До фотоаппарата я пока не добрался, так что вот вам несколько беспорядочных фотографий с айфона. Белорусия, Польша, Италия, Альпы — дорога, одним словом.