Чтоб бумагу не марать

По памятным местам

Просидев почти пять часов за едой, питьём и болтовнёй, мы пошли вспоминать университетское прошлое. Нашу инициативу немного пошалить из остальных сотрапезников никто не поддержал, и мы остались вдвоём с Сашей.

Внимательный читатель обратил внимание, что просто так мы не ходим. Обычно поздним вечером нас тянет поваляться или на лавке или в нетронутых собаками сугробах. Ну вот.

Добрели до старого доброго корпуса. Саша обещал, что у огня в столь поздний час непременно будут грется необычные и интересные люди, но там никого не оказалось.

Вот по этой дорожке я каждый вечер возвращался домой. И так три с половиной года. Было здорово. Хотя и дальше вроде бы, и надоедала одна и та же дорога, но теперь как-то уже и не важно всё это.
Здорово было, когда выходишь после закрытия библиотеки часов в восемь зимой. Кругом тьма холодная, собаки жмутся от ветра к стенам и прячут морды, освещения у корпуса, конечно, никакого, фонари мёртвые стоят и лишь ГЗ сияет.

За столом сидели

Посидели с Сашей вечерком за парочкой стейков, горкой куриных крылышек и массой кружечек пива.
Я, конечно же, пил малиновый лимонад.

После стейков к нам присоединился Антон.

А чуть позже и неизвестный персонаж.

Саша.

Вместе не собирались с вручения дипломов.

Ну а после мы с Сашей вновь остались одни на «Университете» и решили добить вскрытую доверительными беседами грусть ностальгией по былым годам. И попёрлись к памятнику Кони, а оттуда к I ГУМу. Чуть не навернулись на ледяных дорожках, но дошли. Позже выложу фотографии.

Перекур

Я заметил, что мне нравится снимать тёмными вечерами. Несмотря на высокие ISO и минимальные выдержки с рук. Так даже естественее что ли.

Лавки, кстати, есть только на этой дорожке к Ломоносову. Больше с удобством на территории Университета полежать и негде. А на соседней лавке мы как-то четыре с лишним года назад съели киллограм пончиков. Жуть была. Последний никто не хотел. Всех тошнило уже. С тех пор, наверное, больше пончиков и не ели.

Посиделка

Накупив еды, мы с Сашей пошли в общежитие. Я так и не понял, что случилось на рынке. Вероятно, я заразил Сашу своей продуктовой шопоманией, но накупили мы дикое количество еды.
Ксюша встретила нас и повела по коридорам в самую дальнюю дверь.

Разделись, пошли на кухню, где Саша тотчас же принялся за дело, схватив сковородку.

Готовить на такой замечательной кухне — одно удовольствие.

На запах рыбы пришёл Лёша. Застукал нас за плитой.

Рыба.

Тем временем в своей келье Ксюша намыла фрукты, разложила салатики и прочие закуски, сколько поместилось на столике.

Саше в руки попал фотоаппарат. Мы покорно пали его жертвами.

Лёха.

Серёжа рассказывает что-то интересное.

Быстро пролетело время. Собираемся.

Вечерок получился хорошим, приятным. Идём домой: я — на базу, Саша — к метро.

Саша в подвалах МГУ

Сегодня вечер начался в корпусе МГУ на Моховой, а закончился уже ближе к дому, в ГЗ. Хороший день, запоминающийся: я потерял проездной на автобус, там было ещё 10 поездок, Саша лишился, правда, более ценного документа. Зато после накупили еды на целую толпу (зачем?).

И пошли кулинарить в высотку.

Об этом — чуть позже.

Избранные места…

Раньше за мной записывали, теперь приходится самому. Никто, надеюсь, не будет оскорблён или скомпрометирован.

Серёжа: Иду в оперу. Вот билет!
Алексей: На что идёшь?
Серёжа: «Евгений Онегин». Знаешь, там про убийство в сельской местности. И всё под музыку Чайковского.

Серёжа: В ГЗ будет ёлка?
Алексей: ХЗ.

Алексей: А у тебя как дела?
Серёжа: Поел.
Мне очень польстил комментарий от Д.: так только Серёжа может ответить.

Алексей: А по поводу занятия ничего не слышно?
Серёжа: Мне не слышно.

Серёжа: Скоро выхожу. Встретимся около 13-52.
Алексей: Ок! Встречаемся у кафедры?!
Серёжа: Угу.

Серёжа: Получил карточку. Снял бабло. Интересная процедура.
Алексей: Молодец.

Университет

Иногда мне кажется, что я учился здесь только из-за этого здания: чтобы каждое утро идти мимо, глядя как эта громадина выползает на тебя из тумана, чтобы всегда спокойно заходить внутрь в любое время зимой и летом, утром в будни и поздним вечером в выходные.
Ах, ну да! Ещё же бесплатный туалет на Моховой.


Мой любимый западный выход. Сентябрь 2009.

Утро

Проснулся, а за окном, наконец-то, нормальный, красивый снег разложен. Сделал пару звонков, получил строгое приглашение в стипендиальный отдел (забирайте свои деньги немедленно!), скушал банан — так хорошо.

Я всё еще учусь

Всегда с недоверием относился к слову «студент». «Студент» для меня это что-то жалкое и бесполезное, хнычущее и трясущееся. По-русски я никогда не говорил «Я студент», а предпочитал форму «Я учусь в…»
Теперь вот я столкнулся с пока безобидной для меня формой «Я аспирант». Я сам увидел своё имя в списке зачисленных и получающих 1500 рублей в месяц — трёхчасовой оклад старательной филиппинской уборщицы в Милане. Посмотрим, что из этого выйдет.

В жизни и в кино

В фильме «Я был солдатской невестой» герой моего любимого Кэри Гранта нервничает, ожидая решения американских военных чиновников о его браке. Высмеивается там бюрократия следущим образом. Бумаги якобы медленно движутся по ведомствам, перкладываются, а жених с невестой нервничают, опасаются отказа. Спустя день после отправки документов они уже не находят себе места. Когда проходит неделя, а ответных бумаг всё ещё нет, герои взвинчены до предела, ругаются, сваливая друг на друга вину за невероятно долгое разбирательство. Что там случилось дальше — посмотрите, уважаемые, не пожалеете. Конечно, это комедия. Для нас даже в большей степени.

Вручение диплома я ждал больше месяца после защиты. Это ладно. Вкладыша к диплому я ждал ещё две с лишним недели. При этом бумаги шли не из военного штаба за несколько десятков километров, а всего лишь с другой стороны Ломоносовского проспекта. И самое свежее. Я вроде поступил в аспирантуру в этом году. Вроде — потому, что спустя уже 10 дней после последнего экзамена ничего ещё не изменилось. Хотя вчера я узнал, что вывешен список зачисленных и я там есть. Теперь ещё немного недель и будет, возможно, даже приказ и выдадут ксиву. К сожалению, всякие бумаги у нас движутся медленнее, чем в XIII веке. Я всегда считал, что достаточно уволить все отряды заслуженных тёток и старух и посадить пару-тройку исполнительных девочек с ноутбуком, чтоб решить все проблемы. И чай нахер запретить им пить!

4/2 или гибель ксерокса

Так, теперь заграница подождёт, тут у нас своих проблем хватает.
Уважаемые гзшники, я в Главное Здание редко захаживаю, столовые вообще избегаю посещать без оберегов, но что творится за дверьми этого заведения очень хочу узнать. Есть посвящённые?

Интересно, потому что там же, за ближайшим углом, у лифтов умирает старый ксерокс.

В целом сложилось мнение, что всё идёт по-прежнему и впечатлений тут будет масса. Объявлений дурашливых пока ещё не успели развесить, да и воскресенье к тому же — центр перекрыт. Кстати, из-за этого приходится перебегать в противоположные сектора через адовы туннели и по улице. Единственное — вид там захватывающий.

Москва вечером

Что-то я всё о Европах да о Европах. Давно не обновлял свой Московский фотоальбом. Решил, пора и родному городу уделить немного времени. Тем более тут накануне выбрались прогуляться вечерком к Университету.

Фотографии с краткими пояснениями: Москва вечером

Зонтик