Чтоб бумагу не марать

Осторожно, дети!

Очень трудно повстречать в Университете объявление, написанное без ошибок. А прилично набранное, не говоря уже о свёрстанном, просто невозможно. Вот последний образец кретинизма, обнаруженный недавно.

Бежать, бежать оттуда!

Специалисты

Вчера побывал на вручении обычных дипломов нашему курсу. Некоторых людей видишь на таких событиях в первый раз, некоторых — в последний.

Саша был рад.

Мирно сидевшая полсотни лет женщина с книгой неожиданно стала объектом пристального внимания.

Кстати, если приглядеться, то очевидно, что женщина смотрит отнюдь не в книгу, а на такого же мужика, сидящего напротив. Антон посылает мужику привет.

Фото на память. Что-то всё же в этом есть.

Дети хоронят коня

Сегодня посетил одно мероприятие, многими почитаемое как торжественное. Дали красный диплом, медальку (типа золотую) и отвратительно свёрстанный буклетик. На удивление набилось огромное количество человек. Я думал, отличившихся будет меньше. Вместе с гостями и фотографирующими членами семейств набралось, наверное, около полутора тысяч человек. Хорошо, что без лишних слов. Только Садовничий речь произносил, потом сразу к делу приступили. Я гневно-рассудительно напишу о его словах, наверное, позже. Сейчас настроение приятное: дождик, мармелад, Depeche Mode. Так что отложу.

Я поснимал немного, но уже после вручения. Фотографий получилось мало, и все оказались, на мой взгляд, посредственные, к сожалению. Некоторые выложу здесь, кому надо — напишите мне, вышлю размером побольше, как пожелаете. Я, естественно, на них отсутствую, но помню, меня щёлкали, так что, если пожелаете, можете заодно прислать и изображения меня.

После вручения все сначала рассеялись, потом вывалили к северному входу, где играл оркестр. Лёха, который вроде ушёл, неожиданно вернулся и принялся активно фотографироваться.


Я познакомился со многими однокурсниками и однокурсницами. Все восторженны и довольны. Фотографировал девчонок.

Нашлось применение и для золотой медальки.


Вдруг подлетел Искандер.

Он вообще несколько раз в течение дня уходил и возвращался. Попозировал и здесь.

А вообще все люди из толпы непременно мечтают сфотографироваться с этим человеком.

Личный листок

Сегодня взял для заполнения личный листок кадров. Я так хохотался. Вероятно, в советские времена их напечатали на миллионы кадров вперёд, поэтому они до сих пор в ходу.
Есть такой пункт, например.

А чуть ниже интересуются моим партизанским прошлым.

Думаю, что же туда записать. Там здоровая таблица отведена под боевые подвиги.

Miller Midnight

ГЗ

Гулял у ГЗ. Непривычно тихо, пусто, спокойно. Вот несколько снимков.



Лавка

Лавка

Do be do be do

Не выспался сегодня толком, попал в пробку какую-то сумасшедшую. Зато расправился вроде со всякими подписями, формальностями и ритуалами. Защитился быстренько, потом побегал по библиотекам, сдал читательский, получил за него подпись в обходном листе. Лист, правда, тоже отдал.
Хотя, кажется, всё сделано, но корки-то нет, поэтому сохраняется некоторая доля напряжения. Необходимо развеяться.

Do be do be do

Опять дождливые фото

Что-то я сегодня необычно много времени провёл в Университете. Отдавал дипломы оппонентам, сверял оценки, бегал с обходным листом. Новый корпус, за то время, что я его не посещал, опять завернули в зелёные строительные сети. Блин, полтора года назад сдали постройку и уже дважды ремонтировали. Раньше, правда, не столь масштабно. Теперь, все входят через какие-то запасные щели. Представляете себе такое в Беркли или Сорбонне? Истинно говорю, когда-нибудь этот ущербный мавзолей рухнет.

Погодка сегодня вдохновляющая была: опять всё свежо, зелено, намыто. Правда, в самом начале моих сегодняшних приключений настроение мне чуть подпортил какой-то вахтёр-хамло с Анохина. Да и ну его на хер!

Обратил внимание, что в Университете чувствую себя уже чужим. Большую часть студентов не знаю, остаюсь в стороне, сижу робко на лавочке. Они бегают, к экзамену готовятся, я с какими-то бумажками вожусь, печати собираю — несолидно как-то.

Задаю другим и сам задаюсь всё чаще вопросом, почему лавок не ставят на длинных аллеях. Местами там даже специальные ниши оставлены для них, но там пусто. Продали что ли все лавки?

Возле ГЗ всегда приятней, нежели у незасаженного деревьями нового корпуса. Тут и зелено, и величественно, и всегда корм лежит. Кризис не отразился на подкормке многочисленной фауны нашего Университета.

Открываю всякий раз что-то новое. Уголок Нью-Йорка.

И снова интересное авто у восточного входа.

Правда, уж слишком чёрное.

Раньше, когда мы учились в I ГУМе, то окна, больше всего которых бывало в расписании на третьем курсе, коротали в парке при обсерватории. Там всё осталось, как прежде. Хотя стало чище. И ещё — в рамках, видимо, недавней акции все постройки оснастили новыми дверями. Даже синюю плёнку не сняли ещё.

Этот парк хорош тем, что в нём всегда находишь что-то сказочное.

Ну и хлебушек, конечно же, присутствует.

Вдруг понабежали собаки и принялись усиленно пастись.

Пока две трескали траву, третий стоял на стрёме.

Что ни говорите, мир бесконечно интересен и не перестаёт удивлять.

А вообще хотели проверить, зацвели ли, наконец, яблони. Теперь — точно!

Что ещё нового? В районе Менделеевской появились новые модели птичьих общежитий (или точек питания?).

Дождь усилился, прогулку свернули.

После дождя

Дождь смоет грязь с улиц.
Тревис Бикл.

После небольшого дождя в городе стало свежее, приятнее и, главное, зеленее. Сегодня местами была возмутительно яркая и сочная зелень трав и листьев.

Далеко не попёрся, погулял по Воробьёвым.

Яблони у ГЗ пока ещё не зацвели в полную силу. Лишь некоторые отдельные деревья пока стоят особнячком. Это вроде груша, хотя могу ошибаться.

Посмотрел под ноги — там остатки дождя.

От которого дети, видимо, бежали, позабыв обо всём на свете.

Чем дальше пробираешься, тем всё выше и величественней встречающиеся деревья.

А вон и река.

Ворон

Был тут недавно тёпленький пыльный денёк в Москве, который мы с Диманом полностью проходили по родному городу. Прогуливаясь вдоль реки, петляя по переулкам, ножками мы протопали от дома до Кремля. Упившись променадом лишь у здания ИТАР-ТАСС, мы завернули на троллейбус, покинув центр. Надышавшись пылью (гадковато пока без зелени), я после на пару дней впал в полурастительное состояние: ничего не делал, ел да читал. Сейчас решил посмотреть, что мы там наснимали, что интересного видели.

Ещё практически в самом начале пути встретили здорового ворона, штурмовавшего решетчатый забор ботанического сада МГУ, пытаясь, судя по метке на лапке, вернуться домой.

Наконец, ему это удалось.

Ворон

Сплошные разочарования

Ну, во-первых, я опять хреново спал, потому что снова ветер принёс со стороны парка запах сжигаемого чего-то там. Пришлось ночью бегать во тьме с подушкой, выбирая место, до куда зловония не долетали.
Во-вторых, случайно наткнулся на новую страничку нашей кафедры. Тут я совсем поник и хожу теперь опущенный. Очень стыдно, хотя я вообще не видел пока хороших и добротных сайтов университетов; так на этом ещё и моя фамилия замечена — есть от чего кручиниться. Сделали на страшном Друпале, абсолютно без вёрстки, с пунктуационными ошибками (да, дефис — это не тире!) и расползающимся экраном. Причём творец и в коде сокрушается, почему же у него ничего не выходит путное, и клянёт браузер. Одним словом, какой-то собачий фейерверк.

P.S. Ещё пельмени какие-то сегодня сонные были, еле расшевелил.

Диплом

Я дописал, наконец, диплом. И тут же его чуть не удалил. По-идиотски, действительно. Хотя, конечно, были копии, но труд последних часов мог быть похерен.

Короче, теперь я вроде полностью всё набрал и завершил. Безусловно, будут исправления, дополнения, некоторые замечания у меня уже сейчас в голове выстраиваются, но это понятно. Само тело есть, и сейчас оно мне нравится больше, чем год назад, когда это было половинчатым исследованием. Финальные результаты меня даже шокировали, позволили взглянуть историософски на некоторые особенности русской бюрократии, её страхи и реалии.

P.S. Блин, какой сейчас воздух приятный в Москве. Выйдите на балконы, неспящие! Конечно, если бы ещё на пару-тройку градусов теплее, вообще отлично было.