Чтоб бумагу не марать

Заборы

Недавно обнаружил, что парк около моего дома обносится забором, которого ещё осенью не было, насколько я помню. Заборная мания, охватившая Москву ещё несколько лет назад, вспыхнула, по всей видимости, с новой силой. Смысла ставить забор я не вижу никакого. Красть оттуда вроде нечего, и толпами люди не лезли в лесной массив. Шла дорога: с одной стороны — дома, с другой — парк, деревья. Теперь — забор. Всё блин! Пожалуйста, пилите вдоль решётки до ближайшего входа. С моей стороны парка пока ничего не ограждают, там вроде как естественные рубежи в виде речужки.

Балуюсь

На улице как-то холодновато, поэтому балуюсь дома.

Балуюсь

Camera café

Вот думаю скачать и посмотреть оригинальную «Camera café» на французском. Думаю, что смогу понять, тем более, как выяснилось, сюжеты одни и те же во всех странах. Я, правда, уже глядел одну серию на французком, но мало понял. На испанском они тоже быстровато шпарят, но проблем меньше было. Вообще опасаюсь за тех, кто там главные роли играет. Испанцы после итальянцев у меня блекло выглядели (ну, Хесус там куда ни шло, а остальные высушенные какие-то).

Фотоаппарат

«Я купил фотоаппарат
И с ним по городу хожу»

Довольный и лохматый
Поберегись!

Михаэль, не губи миф!

У меня все шмотки фанатские Ferrari, плакаты ещё хранятся в шкафу, календари, ободранная, выцветшая, но самая любимая кепка первого чемпионского года за скудерию из Маранелло, купленная в Испании в дни гран-при 2001 г. Я помню, как в школе ещё надеялся на красный болид и верил, что бенетоновские титулы не последние. Я уже давно не тиффози, но аромат у меня всё ещё Ferrari, и я преданный клиент магазинчика недалеко от Миланского собора. Невероятно! Может, всё-таки это блажь?

Экзамен

Сегодня я в первый раз в жизни принимал экзамен. Пытаясь совместить честь экзаменатора с желанием облегчить сдачу я, по-моему, совершенно упустил из-под своего контроля время, которое обычно стараюсь крепко держать за хвост. Три часа до моего маленького перерыва пролетели моментально. Теперь я понимаю, что экзаменаторы не столь чувствительны к минутам и часам, как сдающие и ожидающие. Хотя, в принципе, я думаю, мой первый опыт нельзя назвать провальным. Вот я от школьников, с которыми этот академический год начинал, дошёл и до студентов.

Несколько отвечающих получили схожие вопросы, и я вторично погружался в только что выслушанные истории. Что-то никто мне не рассказал про Дейтонские соглашения, хотя вроде это событие достаточно ключевое в вопросе про Балканский кризис. Ну, это не суть важно. А последний студент меня порадовал тем, что рассказал мне про Латеранские соглашения, — это очень приятно. И ещё одна девушка сказала, что договор по Германии 1975 г. был подписан в Хельсинках. Вообще опасался задавать этот вопрос, будучи уверен, что она мне не сможет ответить, но нет.

В заключение хочется вспомнить и про собственные экзамены и глупости, мною допущенные. Самым позорным я считаю экзамен по Средним векам в зимнюю сессию второго курса, когда я назвал Месту организацией крестьян-скотоводов и ничего не рассказал про несчастного Сида, потому что эта песнь была одним из немногих произведений, что я не прочёл, а знал лишь фабулу (ну, лев там бегал). Вот, стыдно до сих пор.

Грамота

Рылся в старых лекциях, тетрадках, бумажках, листочках, распечатках — этому богатому наследию, и неожиданно мне на глаза попалась сложенная пополам похвальная грамота, врученная мне по окончании школы. Но только сейчас, по истечении почти восьми лет с того момента, я смог оценить грамотность писавшей.
Сама грамота — это унылое кладбище букв, призванное вселить уверенность в просвещение. Я всегда считал, что школа не является учреждением образовательным. И вот, пожалуйста: рядом с призывом о свободе для разумных людей не нашлось места простому согласованию причастного оборота.

Похвальная грамота

Ну и конвейерный почерк меня тоже умилил.

Прогулка

Сегодня с утра в Москве было замечательное синее небо — альпийская погода, как сказал один мой друг. Пошли прогуляться, а заодно по разным мелким делам съездить. Одним словом, прочь из дома.

На выход!

По всем дорогам гололёд. Ну, где дороги есть. А где нет — месиво зимне-вечное. Почему-то вспомнился сразу Наполеон и завязшие в грязи и снеге французы.

Кафе

Люди скользят, руками балансируют. Красота!

Обнаружили подозрительное заведение.

Кафе

Заходить не стали, нужно было заехать в Университет. А там тоже открываешь всякий раз что-то новое и неожиданное.

Клуб

К слову, всё надуманное альпийское благолепие к тому времени уже развеялось. Грязевые сугробы с вприпаркованными в них автомобилями и всякие прочие ловушки снова вернули в реальность.

No Fate

Солнце встаёт

Москва, утро

Как найти человека?

Мы тут с одним моим другом пытаемся найти третьего, нашего общего знакомого. Искать пытается, скорее, мой друг, так как я за неимением координат больше оказываю моральную поддержку, время от времени переспрашивая в нашей переписке: «Ну как, объявился?» Тот, находясь хотя бы на соседнем континенте, всякий раз удручённо описывает неудачные попытки связаться.
В принципе, я уже сталкивался в жизни с людьми, наличие у которых даже интернета не гарантирует быстрых ответов по почте. И вот сиди потом и думай, что там с ними. Вспоминаю, как медленно общался с одной знакомой, работавшей где-то в Англии. Складывалось ощущение, что переписка осуществлялась в XVII веке: послания достигали адресата через месяц, если гонец вообще умудрялся преодолеть все трудности на пути в Англию. В данном же случае, боюсь, всё может быть ещё долговечней. Шутка ли — пропавший знакомый живёт в Монтевидео.

Keep on running

Совершенно случайно попался сегодня на глаза один рекламный проспектик с предложением всяческой спортивной обуви и сопутствующими мудрыми советами от опытных бегунов. Одна из вкладок меня насторожила.

Keep on running

Некто Леонид Швецов предстаёт в совершенно неожиданом образе — женском.

Скидки

Сегодня в «Библио-Глобусе» на кассе объявили, что со следующего года, мол, ваша студенческая скидка больше действовать не будет. Вот так вот! Предлагают оформлять карту, а я так с ними уже замучился. Раньше везде предлагали карточки, совали в руки, просили какие-то анкетки заполнять. Карточек набиралась куча, потом оказывалось, что некоторые магазины спустя какое-то время отказывались эти же карточки принимать, заявляя, что те уже вышли из употребления и от них отказались, предлагали новые карточки. Короче, сплошная макулатура получалась. Плюнул я на это дело. А скидки теперь уж и не очень жалко — всё равно студенческий скоро у меня навсегда потеряет свою былую силу, и придётся оплачивать «взрослые билеты». Надо не забыть в зоопарк сбегать напоследок.

Филип Гласс

Филип Гласс написал офигенную музыку к фильму «Дракула» 1931 г. с Белой Лугоши в главной роли. Фильм и так не длинный, а под музыку, которая звучит практически без перерыва, пролетает вообще незаметно. Сочетание приёмов немого кино — когда эмоции, настроения и напряжение передаются с помощью музыки — и собственно уже звукового создают впечатление, что смотришь скорее музыкальный спектакль. Плюс Филип Гласс, как мне кажется, блестяще и органично вплелся в фильм. Не возникает ощущения, что композитор родился только спустя несколько лет после выхода картины. Наоборот, я сначала вообще решил, что это чудесно отреставрированная или, на худой конец, перезаписанная, но старая, оригинальная музыка. Кстати, что было в оригинале, пока остаётся загадкой.