Портрет с ананасом

Портрет с ананасом

Портрет с ананасом.

Московское

На этой неделе остался в Москве, а тут отключили горячую воду.

Когда собирал вещи в Бухаресте, уронил внешний жесткий диск. Диск сломался. Это подтолкнуло меня по возвращении в Москву заняться мелким ремонтом техники. Поменял батарею в макбуке, купил новый диск.

Из столичных новостей. В московских автобусах своевременно приглашают на парад трамваев 15 апреля.


Москву облагораживают с невиданным размахом. Чувства ремонт города вызывает противоречивые. Идея как есть замечательная, но планирование и исполнение работ кажутся настолько не слаженными и затянутыми, что неудивительно в какое уныние она вводит горожан. Знакомые иностранцы, побывавшие в Москве, искренне поражаются: «Вы столько денег тратите на гранит и камни — это потрясающе! Но как же отвратительно вы их кладете». За последние семь собянинских лет уже выросло новое поколение москвичей, которое никогда не видело неперерытых улиц.



Тем временем в Москве безжалостно уничтожили железнодорожную станцию Рабочий поселок. Это небольшая тихая платформа сразу за Кунцево, если ехать из Москвы. То, как ее сравняли с землей, выглядит самым настоящим культурным терроризмом. Ровно как с тем несчастным самолетом на ВДНХ, который изрезали на части.

Самолетное


Мадрид, аэропорт Барахас.

Ненавижу, когда в длинных очередях на контроль пассажир, который стоит за тобой, выходит из-за твоей спины и с каждым новым шажком-рывком подвигается вровень к тебе, а затем старается вылезти на полботинка вперед, двигается раньше тебя и пытается оттеснить. У таких надо отирать билет и гнать к чертям из аэропорта. Ненавижу кретинов, которые тащат кипу очень важных документов в зажеванном файлике и очень долго узнают на стойке регистрации что-то новое для себя. Ненавижу неподготовленных пассажиров, которые начинают перекладывать свое тряпье на чекине, потому что оно неожиданно для них стало весить 36 килограммов. Ненавижу, когда авиакомпания не в состоянии организовать выделенную приоритетную посадку и все прут напролом, боясь не попасть в самолет, а кто-то жалобно взывает к тусклоглазой безразличной толпе «Я — сильвер, пустите меня!» Не то чтобы ненавижу, скорее, недоумеваю, как самолетная культура одежды скатилась к плацкартной: на некоторых направлениях уже летают в трусах и шлепанцах. Не люблю туалеты Шереметьева за то, что в них всегда накурено, но люблю за сушилки Дайсона.

Буханка хлеба

Неожиданные открытия от Marriott.

Люксембург












2G

Найти терминал 2G в Парижском аэропорту это настоящий квест. Автобусный смотритель говорит: сначала нужно проехать на голубом автобусе, потом пересесть на желтый. Ну хорошо, доверимся ему. Я проехал получасовой круг голубого маршрута, так как пересадку следовало совершить остановкой ранее, а движение автобусов исключительно одностороннее. Обещанной остановки не оказалось: по схеме она должна была быть следующей, но я снова приехал туда, откуда уезжал. Мне пришлось уделить путешествию по аэропорту еще полчаса, только на следующем круге я решил выйти остановкой ранее и поискать удачи там.

— 2G? Вы уверены? Ну что ж, поднимитесь по эскалатору, поверните направо, дойдите до конца, пройдите до стойек, а дальше пройдите контроль…

— 2G? Вы уверены? Покажите, пожалуйста, ваш посадочный! Хм, действительно.

— 2G? Я вообще не знаю, что это…

— 2G? Впервые слышу, попробуйте спросить на стойке AirFrance.

— 2G? А куда вы вылетаете? В Люксембург? Да, действительно, туда летают из 2G. Впрочем, вас отправили не туда. Вернитесь, поверните направо и идите к выходу, попросите выпустить вас и спускайтесь вниз по эскалатору. Что? Вы только что поднялись по эскалатору? Вас отправили не туда.

Я поднялся, прошел, спустился, дважды подвергся дополнительному контролю, и наконец меня выпустили к остановке… на которой я вышел до этого. Желтый автобус до терминала 2G как раз подъезжал к дверям. Заветный терминал — небольшой закрытый ангар, окруженный небольшими винтовыми самолетами — обнаружился на самом краю взлетного поля.

Доброе утро

Доброе утро!

Доброе утро в Москве.

29 июля 2017

Китайские дядьки-бизнесмены сидят в лаунжах с телефонами и планшетами. Думаешь, у какие серьезные, переговоры в чатах, поди, ведут или блумберг читают. Подойдешь поближе — давят фрукты в игрушке. Ну и мы хороши. Читающая страна. В метро все напряженно уткнулись в телефоны. А в них — пасьянс косынка.

Люксембург

Население Люксембурга делится на две примерно равные части: людей и коров. Люди живут в домах и ездят по дорогам, коровы занимают все оставшееся свободное место. Небо Люксембурга отдано самолетам.

Архитектура в Люксембурге практичная, плоская, выглаженная, бюрократическая — что современная, что старинная. В старые здания тут не гнушаются вставлять пластиковые окна и двери. Много новых строек.

На западе герцогства есть две деревеньки, между которыми влезла Бельгия. За 500 метров нужно дважды пересечь невидимую границу. Хотя отчего же невидимую? Покалеченные бельгийские дороги служат наглядным ориентиром.

Ну а больше всего мне понравился временный светофор на колесиках на узкой дороге. До чего же аккуратное и практичное решение.

Lift ‘n’ Peel

Как же я ненавижу такие открывашки.

Москва в мае











Wishlist

Я бы с радостью принял в дар село. Хорошее только, крепкое. У реки. С лугами, гусями, жителями. Дома чтобы были ладные. Семей 30–40 мне хватит.

Их вкусы

Читал новости про кубанскую краевую судью, которая устроила для любимой дочки свадьбу за пару миллионов долларов. Вот копят люди миллионы, трудятся-воруют в поте лица, а потом в одну ночь спускают 400 тысяч евро. И на кого? — на Кобзона. На Кобзона!