Чтоб бумагу не марать

Барселона

Барселона опять запомнилась плохо. Еще в Италии я перегрелся, и несколько дней потом чувствовал себя совершенно немощно: не было аппетита и кружилась голова. Мне кажется, я попал под небольшой тепловой удар. Останавливался в «Новотеле» в Корнелии. Это спальный пригород, откуда до города можно добраться на электричке. Район пустой, вся жизнь кипит вокруг торговых центров. Отель ничем не примечателен, похож на киношный мотель для киллеров, выжидающих жертву. Рядом проходит шоссе, а во внутреннем дворике визжат дети в бассейне. Кажется, тут одни англичане.

12 июля 2018

Вероятно, самый прекрасный и самый ужасный дома в Милане.

11 июля 2018

Коммунистическая пропаганда в Италии в 60-70-е гг. была сильна и беспощадна, и Советский Союз не жалел на нее денег. Существовал только один верный способ отбиться от назойливых проповедников справедливого режима и навсегда защититься против «красного» соблазна — съездить в СССР.

Рафаэлла посетила Москву и Петербург в 70-х вместе с родителями, горевшими желанием посетить страну советов. Для нее это путешествие оказалось сильным потрясением: «Всех детей родители повезли отдыхать на море, а меня — в Советский Союз». Оказалось, что красивые сочные фотографии с рабочими, балеринами, пионерами, мороженым, шахматистами, учеными и космонавтами всего лишь рекламные рендеры. Жизнь в Советском Союзе выходила серой и тяжелой, витрины магазинов были пусты, по улицам двигались мрачные, неулыбчивые люди. Когда итальянская семья задержалась ненадолго у одного магазина, то обернувшись, они с удивлением обнаружили, что за ними выстроилась очередь.

«Мы зашли в ГУМ и увидели длиннющую очередь из женщин, которая шла на следующий этаж и заворачивала за угол галереи. Нам стало любопытно, и мы зашли с другой стороны узнать, куда они стоят. Представляете, они покупали лифчики! Нет, это были даже не лифчики, это были какие-то непонятные конструкции, напоминающие лифчики. После этого можно было не рассказывать мне сказки про коммунизм».

7 июля 2018

В первой половине мая летал я в Венгрию. В Будапешт я прилетаю все время вечером, пока до города доезжаю уже темнеет. И всегда иду покупать сок или йогурт и творожные сырки на утро. В этот раз досталась мне квартирка недалеко от Оперы. Как обычно, синтетическое посуточное жилье. Разместился, бросил вещи и поспешил в супермаркет, пока он не закрылся. На улице тем временем прошел дождь, и вода еще капает с крыш, но туристы уже снова вышли погулять, а венграм все равно — и вот даже какая-то странная семейка из толстеньких, словно первобытные статуэтки богинь плодородия, венгров в шортах и шлепанцах смело шлепает по лужам передо мной. Кругом хорошо, тепло. Но тут я чувствую, что в воздухе пахнет каким-то ссаньем или псиной. Что это за дождик такой, думаю, или тут где-то помойка во дворах? Забежал я поскорее в магазин, там не воняло. Собрал себе завтрак, подхожу к кассе, и тут меня снова сражает тот ссаный аромат. Смотрю, а передо мной в очереди расплачивается за пиво та самая жирная семейка.

7-pack

Пожалуй, самая приятная находка в эту поездку — 7-pack Spearmint. Ещё мне хотели показать фотографии с пьяными тетками, ссущими у нашего шоу-рума, но, к счастью, забыли. Ну еще небо на подлете к Будапешту было прекрасно.

22 июня 2018

В околофутбольной заметке о бразильских болельщиках, певших оскорбительные матерные песенки русским девушкам, прекрасно, что все они оказались госслужащими, а один из них даже бывшим главой департамента туризма, осужденным за нецелевое расходование средств. В общем, лучшие люди города, а вы говорите, у России особый путь.

17 июня 2018

Пока был в Москве, сделал два долго откладываемых дела. Во-первых, отдался вырвать два зуба — самых дальних во рту. Стоматолог настаивал с прошлого лета, что от них стоит избавиться. Рвать зубы оказалось не больно, хотя малоприятно. Прежде всего, из-за анестезии. Лицо немеет, рот не открывается, а врачи тем временем продолжают с тобой говорить и какие-то вопросы задают, а рот уже не открывается, и ты мямлишь в ответ, как слабоумный, и слюна может потечь — надо вытирать салфеточкой. Потом, когда хирург вытягивал нижний зуб, послышался такой скрежет и неприятный треск, я подумал: «Зачем я согласился на эту авантюру? Сейчас же они мне все зубы переломают». Но все обошлось, и вскоре дело было кончено. На удаление ушло всего минут 15. После у меня не было никаких неприятных ощущений, разве что теперь я чувствую непривычную пустоту во рту. Обидно лишаться чего-либо.

Во-вторых, я разобрал и выкинул кучу старых чеков, посадочных, отельных квитанций, билетов, накопившихся за два с лишним года. Вышло почти три мусорных мешка. Горько видеть, сколько бумаги тратится впустую. В последние месяцы я уже прошу не давать мне лишних бумаг, не печатать чеки после оплаты картой, а всякие квитанции слать на почту в электронном виде.

Пхукет


Русский пляж на Пхукете

Наверное, я пресытился Таиландом, но Пхукет мне не очень понравился. Самое интересное тут — это море. Оно веселое, с большими волнами, в которых приятно плескаться. Но когда к берегу прибивает много мусора, досок, веревок, то купаться в этих сокровищах невозможно, а убирают пляж не быстро. В дни без моря на острове довольно уныло.






8 июня 2018

Когда несколько лет назад создали государственную комиссию по противодействии фальсификации истории, это выглядело извращенным злорадным фарсом, поскольку фальсификацией истории в России всегда занималось исключительно государство. И вот сегодня меня не отпускает весь день новость о секретном уничтожении архивов сталинских репрессий. ГУЛАГ, репрессии и террор — это живой длинный хвост современного государства-ящера. Как бы ни казались далекими и пройденными те времена, мы по-прежнему живем, скованные их наследием, когда все еще невозможно открыто и свободно признать свои преступления.

По Италии





О еде

Вчера в Пьемонте готовили селедку под шубой. F. очень полюбил это блюдо в Москве, и вообще он без ума от селедки. Найти сельдь в местных магазинах трудно, поэтому я привез филе из Москвы. Также не получилось найти в местных супермаркетах свеклу. В итоге пришлось брать готовую, вареную. Селедка вышла неплохая. Правда, от нетерпения итальянцы принялись есть ее почти сразу и не дали ей настояться.

Еще я познакомил своих знакомых со шпротами, которые им тоже очень понравились. Все почему-то единогласно заявляли, что шпроты похожи по вкусу на копченого лосося. Похоже, вся копченая рыба кажется им одинаковой.


Возвращались поздно вечером, и где-то на границе с Ломбардией нам дорогу перебежал небольшой кабанчик. Еле успели увернуться. А потом через пять минут увидели на придорожной лужайке молодую косулю.


В отеле на завтрак делают оладушки и к ним подают кленовый сироп — этакий американский завтрак для заокеанских постояльцев. Впервые попробовал кленовый сироп, и он мне понравился. Теперь беру оладушки с ним каждое утро.

Мисс Марпл

Читаю в новостях: принц Гарри и мисс Марпл поженились.

Петербург

Полярники любуются церковным сводом.

В этот раз мы провели эксперимент, который долгое время вызывал жаркие споры. Большая часть семьи попрощалась со мной в дверях квартиры и поехала на Ленинградский вокзал. Они должны были ехать на Сапсане. Я же положил последние необходимые вещи в сумку, подождал немного, вызвал такси в Шереметьево, приехал туда, обнаружив, что рейс задерживается на 20–30 минут, позавтракал в аэрофлотовском лаунже, прилетел в Петербург, прошел через длинные коридоры до выхода, вызвал такси, доехал до центра, бросил вещи в отеле, освежился и пошел к вокзалу встречать прибывающий Сапсан с чувством победителя, ведь мои непреклонные убеждения, что самолетом в Петербург завсегда быстрее и удобнее, были теперь торжественно доказаны. Я, конечно, люблю поезда, но не те, в которых надо сидеть 4 часа.

Вроде Петербург большой город, а людей встречаешь одних и тех же на улице несколько раз за день. В первый вечер в кондитерской я, например, заметил пассажиров, сидевших рядом со мной в самолете.

Мне кажется, я достаточно небрежно гулял по городу, поскольку мы жили у Невского и так или иначе крутились около него. Во всяком случае, чувствую, что толком ничего так и не увидел. Хотя я много ходил и даже натер мозоли, которые не проходили неделю.

Также в Петербурге я много ел. Страшный аппетит проснулся у меня еще в последние дни в Италии, где я никак не мог насытиться, и не отпускал меня еще как минимум пару недель. Я соскучился по русской кухне и не мог удержаться от пельменей, шашлыков, солений, всевозможных закусок, запивая их морсами и компотами.

Я посетил два музея: Арктики и Антарктики и музей гигиены, который вернее описать как музей медицины. Музей Арктики и Антарктики очень уютный и теплый. Он занимает здание храма. Вот весьма удачный пример приспособления церковного здания под просветительские цели. Где-то в Европе в церквах концерты и выставки проводят, а тут целый музей — с медведями, моржами и самолетом под куполом.






В центре перекладывали асфальт, перекрывали Невский и прочие проспекты, гоняли колонны военной техники накануне 9 мая — в общем всячески искореняли и душили автомобильное движение по городу.





Рон Сапгир

Скачал детскую книжку, а там Рон Джереми на вкладке. Оказалось, детский писатель Сапгир.