Чтоб бумагу не марать

Века несвободы отшлифовали язык

Самодержавие — такое надежное слово. Не слюнявое недержание какое-то там. И самодержец тоже хозяйственный человек — упорный, коренастый, держится крепкими ручонками за поручень. Монарх — это нечто теплое домашнее, укутанное в бархатный покров и накормленное шоколадом. Абсолютизм — это вообще кристальная чистота, прозрачное и звонкое, будто алмазом огромным по голове осенило. И порочить его боязно и малодушно. Вон как он ярко переливается на солнце. Даже диктатор — и тот небожитель. Да он несгибаем и строг, но ведь справедлив — совсем как диктант по русскому языку. А возьмешь демократию — дерьмократия как есть на слух. И какая-то кратия там непонятная: крать-крать — крадут наверно!